Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

царь Мидас

Нас часто спрашивают ©:

moominmamma (07:16:09 28/04/2009)
А вот расскажи мне

moominmamma (07:16:31 28/04/2009)
Вот допустим наше правительство приняло закон, который не нравится населению

moominmamma (07:16:41 28/04/2009)
Ну я не знаю, какой

moominmamma (07:17:06 28/04/2009)
К примеру тот же о предоставлении бабла вазу

moominmamma (07:17:41 28/04/2009)
Население имеет какие-то механизмы, с помощью которых может его оспорить?

Lex_Divina (07:28:41 28/04/2009)
нет

moominmamma (07:29:15 28/04/2009)
То есть на самом деле никакой власти у населения нет?

Lex_Divina (07:30:39 28/04/2009)
есть, оно же выбирает высшие органы исполнительной и законодательной власти

moominmamma (07:32:21 28/04/2009)
Ну у него нет никакого влияния кроме того, чтобы выбрать кто будет воровать следующие 5 лет


Поскольку по утрам я чаще всего занят чисткой оперения перед трудовыми буднями, при получении вопросов в такое время обычно бываю краток. Сейчас у меня есть время ответить на них подробнее.

Во-первых, правительство принимает не законы, а постановления, которые обладают меньшей юридической силой, чем собственно федеральные законы и указы президента, и издаются, скажем так, во исполнение. Это устоявшаяся иерархия нормативных актов, которая, однако, легко может быть вывернута под текущие политические потребности — как при Ельцине, особенно на первом сроке, указы президента весьма часто подменяли собой законы. Право в России вообще всегда было продажной девкой политики, поэтому такая система никого не удивляла, а при Путине и вовсе заменена полноценным законотворчеством. Произошло это, конечно, не по причине пересмотра привычных ценностей, а за отсутствием надобности: парламент (который, по меткому выражению нынешнего спикера Грызлова, не место для дискуссий) послушно одобряет любой законопроект, тем самым не только создавая видимость демократических процедур, но и заметно снимая с исполнительной власти груз ответственности (ну какой спрос с Жириновского?).

Во-вторых, процедуры оспаривания вступивших в силу нормативно-правовых актов имеются. Есть научно-фантастическая: инициировать и провести референдум о его отмене. Есть реальная: обратиться в суд с требованием о признании акта недействительным. И такие прецеденты есть. Но, естественно, лишь на основании его противоречия действующему законодательству, а не потому, что кому-то там что-то не нравится. И это логично: если бы общество было способно легко отменить любой неугодный закон, наступила бы анархия.
Из примеров можно вспомнить нашумевшие (в новостях) решения Конституционного суда по вопросам размера пособия по беременности и родам; распределения расходов на хранение вещественных доказательств по уголовным делам. КС РФ имеет право отменить ваще что угодно по мотивам его несоответствия Конституции, а поскольку документ сей характер носит сугубо общий и декларативный, то и истолковываться может совершенно свободно. То есть КС РФ может отменить вообще все. Но по вполне понятным причинам своими возможностями не злоупотребляет.

Суды помельче тоже могут отменять нормативные акты, но в более узких областях. Краевой суд может признать недействительным указ губернатора, все в таком духе.

Но в данном случае, конечно, ничего подобного не применимо. Решение о выделении поддержки АвтоВАЗу не противоречит закону, но главное, озвучено оно было Самим. Какое уж тут оспаривание.

Главное же, с чем я не согласен — это с постановкой вопроса в формате «Ну у него нет никакого влияния кроме того, чтобы выбрать кто будет воровать следующие 5 лет».

Во-первых, народ никого не выбирает. Приду я на избирательный участок, не приду — один черт рулить будет Путин посредством Единой России. Ни малейшей корреляции между моим голосом и исходом выборов нет.
Во-вторых, Путин не ворует. Я в этом уверен абсолютно точно. Ему этого просто не нужно.

Поясню свою мысль. Путин достиг уровня могущества, позволяющего практически свободно конвертировать власть в деньги и обратно.
Позвольте предложить вашему вниманию любопытный график. Это — котировки акций несчастного АвтоВАЗа, на котором какое уж поколение сетевых писак упражняется в остроумии и как-нам-обустроить-россиизме. Видите резкий скачок в конце марта? 27 марта акция стоила 8 рублей 30 копеек, а 29 марта уже 12 рублей 79 копеек. Это доходность в 10 000% годовых. Покупаешь миллион акций в пятницу, продаешь их в воскресенье, курсовая разница — почти четыре с половиной миллиона рублей. За два дня.
Конечно, знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Люди годами играют на бирже, и все равно разоряются в прах, задорно вышвыриваясь из окон небоскребов. Но был как минимум один человек, который этот прикуп точно знал.
Ведь что произошло в эти дни?

Ведомости от 31 марта 2009 года:


Премьер-министр Владимир Путин провел вчера выездное совещание в Тольятти. Менеджмент завода уже жаловался, что традиционные формы поддержки (госгарантии по кредитам, ограниченные суммой 10 млрд руб.) «АвтоВАЗу» не подходят, ему нужен эксклюзивный подход и не менее 26 млрд руб. Путин обеспечил «АвтоВАЗу» такой эксклюзив.


Все просто. Завод, менеджмент которого купается в деньгах*, на грани банкротства (включите на графике курса акций годичный масштаб и оцените, как обрушилась за это время капитализация компании). И тут вдруг Путин заявляет, что государство не допустит этого. Политики могут по телевизору говорить о демократии в России, у них такая работа. Финансисты по своей природе люди более прагматичные, они знают, что если Путин так сказал, так и будет. Что он и есть государство. Естественно, акции летят вверх. Летят совсем не значительно в сравнении с падением предыдущего года, но на четыре с половиной миллиона рублей хватает.

Мы живем в мире финансовой олигархии. Им давно правят не владельцы заводов-газет-пароходов, а владельцы бумажек. Помните, я писал, что перед крахом ипотечной системы в США совокупный объем производных финансовых инструментов в десять раз превышал суммарную стоимость всех мировых реальных активов? Это значит, что финансисты могли купить эту планету с потрохами десять раз. События последних месяцев изрядно потрепали лощеную беловортничковую элиту (к плохо скрываемому злорадству производителей, еще помнящих, к какой стороны подходится к лошади), но она, безусловно, восстановится. За примером ходить далеко не надо. Знаете, как распределяется антикризисная господдержка в России? Естественно, не рассылается в конвертах директорам фабрик. Деньги идут в банки, а банки... Нет, не кредитуют реальный сектор. Зачем им связываться с рисками и низкой (в условиях прогрессирующей инфляции) доходностью? Эти средства они пускают на валютные спекуляции. Осенью доллар стоил 26 рублей, сейчас 33. Сажают четыре мешка картошки, собирают восемь, прибыль налицо! ©.

Что же, получили банки какой-то нагоняй за то, что реальный сектор задыхается, а деньги, предназначавшиеся ему, ушли на поддержку иностранной валюты? Ни! Государстве всплеснуло руками: что за бессовестные негодники же! Хорошо, мы вам будем платить за кредитование бизнеса же!
И будут. Недавняя инициатива Путина: за каждый рубль, пущенный на кредитование промышленности и других полезных отраслей, банки будут получать три рубля от государства (на возвратной основе, понятно, но для них процентные ставки традиционно низки).
Все. Никаких скандалов, никакого срывания погон. Ну поспекулировали, а что делать? Современная экономика построена на банках. И существовать без них просто не может. Все денежные потоки идут через них. Упразднить банки = уничтожить деньги. После этого вы можете производить что угодно: рынка все равно как такового не станет.

Поэтому финансисты, главные виновники этого кризиса, всегда будут в первой очереди получателей субсидий и компенсаций. Вот такая справедливость XXI века.

Поэтому миром владеет не тот, кто производит автомобили. И не тот, кто качает нефть. И даже не тот, кто владеет ценными бумагами. А тот, кто управляет их котировками.
Одно выступление Путина — и капитализация АвтоВАЗа вырастает на миллиарды рублей за два дня. Деньги из воздуха**.

Господа, да ведь это же царь Мидас. Тот самый, что своим прикосновением превращал любой предмет в золото. Слово Путина стоит миллиарды. Конечно, сам он акциями не спекулирует, это выглядело бы как-то не комильфо. Но как вы думаете, какую цену готовы платить сами финансисты за дружбу с повелителем биржевых котировок?

И каждый раз, когда кто-то при мне намекает на нечестность Путина, я вскидываю на него недоуменный взгляд: зачем царю Мидасу что-то воровать?

_______________
*По данным отчета по МСФО за 2007 год (более свежих данных компания не предоставляет), на оплату труда топ-менеджмента АвтоВАЗ потратил 8,7 млрд руб., при этом выручка составила 187,55 млрд руб., прибыль — 3,67 млрд руб, а расходы на зарплату рабочим — 21,22 млрд руб. Sapienti sat.
**К. О. подсказывает, что вовсе не из воздуха: чтобы капитализация АвтоВАЗа выросла на несколько миллиардов, бюджет и банки (под гарантии бюджета, естесна) должны были выделить этих миллиардов больше сотни, причем без реальных гарантий возврата. Так что закон сохранения энергии соблюден, да и КПД получается ниже, чем у парового двигателя. Но тут ситуация один-в-один как с демоном Максвелла и пригожинской неравновесной термодинамикой: пускай энтропия всей системы (российской экономики) увеличилась, но ведь энтропия одного конкретного субъекта (биржевого игрока, использовавшего инсайдерскую информацию о грядущем скачке котировок) уменьшилась — на те самые четыре с половиной миллиона рублей за вычетом налогов и комиссий. Не случайно на днях в Госдуме рассматривался законопроект об инсайде, что как бы намекает на масштабы распространенности явления.
Tags: ваши вопросы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment