Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

два мира — два плана

Долго не писал. Извините, был напуган болел. Чем-то респираторным — может, и гриппом. Болел, надо заметить, достаточно насыщенно и интересно. Оказывается, «Метро 2033» замечательно идет в жар, ночью да при потушенном свете. Как много теряют те, кто в этом же самом метро по утрам его и читают.

Конечно, недуг слегка сбил меня с магистрального пути развития цивилизации, стало немножко не до планирования, немного муторно заниматься английским, когда в голове все шумит и горячо, зато я легко и просто сбросил последние пять килограммов, которые были мне явно лишними. Плюс иммунитет перед смертельным заболеванием — это бесценно. Благодаря Дню согласия и примирения и предновогодней суите на работе даже не заметили, что я почти неделю был самым тяжелобольным человеком мире, которому мог помочь разве что глоток бензину. Писать что-то в дневнике тоже не хотелось, но чтобы мысли не растерялись напрасно, я их запоминал.

Вспомнилась недавняя книга Мухина, которую я проглядел. Книга была о гениальности Сталина — это плюс. Сталиным очень забавно травить несогласных, поэтому я бережно собираю все свидетельства мудрости и прозорливости вождя народов, коими, к счастью, природа его не обделила. У Мухина, по традиции, что ни страница — то слон, то львица (профессиональные экономисты по сравнению с ним полные нули; мир во власти жидомасонского заговора; Северная Корея — идеал, к которому следует стремиться). Это минус. Мне достаточно сложно всерьез воспринимать работу, нашпигованную базарными оскорблениями и базарными же суевериями, что твоя заплесневелая булка истории (с) — изюмом. Есть там, впрочем, и кое-что вполне интересное и серьезное, прежде всего цитаты, из того же Генри Форда и вообще.

Юра Мухин, если кто не в курсе, не только непримиримый борец с ползуч-пейсатой угрозой, но и пламенный сторонник идей Паршева о том, что Россия не Америка потому, что холодная и большая, в силу этого на мировом рынке неконкурентноспособная, и потому либеральные идеи и свобода торговли являются для нее смертельным ядом, а внешне твердая рука (пораженная сквозной коррупцией снизу доверху) — соответственно, благом и спасением.

Меня подобные рассуждения, если честно, расстраивают.
Я уже как-то обмолвился о том, что много буду писать о Сингапуре. Я слегка ошибся. Писать много и часто я буду не только о Сингапуре, но и о других государствах Юго-Восточной Азии. Именно об этом регионе, а не о Европе, Америке, Ближнем Востоке или Африке. Почему о нем? Да хотя бы потому, что центр мира смещается туда на наших глазах, и установится там окончательно еще при нашей жизни. Но главное даже не в этом.

Юго-Восточная Азия представляет собой уникальнейший плацдарм для социальных экспериментов. За последние 60 лет там были реализованы на практике все мыслимые формы правления, от демократий почти западного образца (Япония) до суперсталинистских диктатур (кхмерская Камбоджа, кимирсеновская КНДР, маоистский Китай), с самыми причудливыми промежуточными вариантами вроде современного Китая или Сингапура. А это, в свою очередь, предоставляет нам бесценный сравнительный материал.

Наши западники привыкли к низкопоклонничеству перед Европой. Многие из них искренне уверены, что стоит собезъянничать европейские обычаи, традиции и законы — и порядок с изобилием и чистотой заведутся в России сами по себе. Любой британец знает, что для того, чтобы получить английский газон, его нужно поливать и подстригать в течение ста лет; эти же господа полагают, что достаточно подстричь один раз, но похоже, и Полиграф Полиграфыч сам собою обратится в сэра Артура Конан Дойла. В этом главная проблема европейского опыта: текущие общественно-политические системы складывались там в течение не то что десятилетий — веков, причем складывались в совершенно иных условиях — без многомиллионного населения, интернета, развитых СМИ, зато с активно ведущимися войнами, бурлящими колониями и т.п. Да в тех же Нидерландах буржуазная революция прошла едва ли не на полтысячи лет раньше, чем в России, а со времен созыва первого британского парламента до первой российской Думы прошло больше шестисот — можно ли их впрямую параллелить? Естественно, нет.

Но увы, шестисот лет у нас нет. И даже ста, для газона, — тоже. Меж тем провал попыток механического насаждения сформировавшихся западных институтов на российскую почву — очевиден. Прошедшие выборы в Мосгордуму высветили это со всей беспощадностью. Руководящая и направляющая роль КПСС была не в 6-й статье. Ах, если бы все было так просто. КПСС не в Конституции, КПСС в головах. В головах людей, которые не могут жить при многопартийности. Они честно пытались в 90-е годы, но им не понравилось. Их завышенные ожидания (ведь идеологи демократических реформ сулили им богатство и процветание в ближайшей перспективе, хоть программу «500 дней» вспомните) не были оправданы, и едва поднялась нефтяная рента, как они совершенно спокойно отнеслись к реставрации однопартийной системы. Вдумайтесь — на выборах в самом либеральном, продвинутом, богатом, активном регионе России были использованы подтасовки, которым позавидовали бы латиноамериканские диктаторы, с подрисовкой десятков процентов — и почти никто из многомиллионного мегаполиса не возмутился. Почему? Потому что его устраивает однопартийный парламент.

Если общество не созрело для многопартийности — то какой бы набор деталей вы не давали ему в руки, в результате будет получаться только автомат Калашникова.

Итак, впрямую заимствовать развитые демократические институты с Запада так же глупо, как и думать, что наряженные в академические мантии школьники смогут создать Академию наук.

Пытаться последовательно проходить тот же путь не только некогда, но и просто невозможно — настолько успел перемениться мир.

Остается только искать способы ускоренного прохождения пятилеток в полгода. Экстерном.
И вот здесь опыт Юго-Восточной Азии просто бесценен. Смотрите: ведь вся современная история региона укладывается в 50-60 лет, причем период системных изменений в отдельных государствах укладывается в 30-40. Очевидно, что опыт парламента сингапурского сорокалетней давности куда более пригоден нам, чем опыт британского парламента времен романов Мориса Дрюона о Железном Короле. Этот регион предоставляет нам обширнейший спектр практически реализованных среднесрочных программ развития, адаптированных к реалиям современного мира.

И среди прочего он камня на камне не оставляет от идей о географической и тем более этнической детерминированности экономических достижений.

Милое дело рассказывать дилетантам о том, какая Россия огромная, какая холодная, как велики тепловые и транспортные издержки в себестоимости производимой здесь продукции, и как поэтому ей нельзя вступать в ВТО. При этом используется простой и подлый расчет на мозаичность мышления целевой аудитории: средний читатель Паршева или Мухина смутно представляет себе структуру издержек даже российского производства, не говоря уже о зарубежных. Читателям подсовываются факты, теорию подтверждающие, и тихо заметаются под ковер те, что ее опровергают. Суворовский анализ как он есть. Это очень легко делать, когда мы говорим о разных народах с разной историей, менталитетом, живущих в совершенно разных условиях, и т.п.

Между тем все та же Юго-Восточная Азия дает нам нагляднейший и контрастнейший пример того, что уровень экономического развития практически полностью определяется общественно-политическим устройством. Требуется всего лишь взять один народ, компактно проживающий в одной небольшой стране, разделить его на две части, и выстроить в одной так воспеваемую Мухиным и Паршевым автаркию, а в другой — рыночную региональную экономику, органично встроенную в мировое разделение труда. В принципе, такой эксперимент проводили и в Европе, в Германии. И уже по его результатам очевидность скорого падения СССР стала очевидна всем думающим людям. Но в Азии подобный опыт поставили с таким размахом и с такой истинно восточной беспощадностью, что противостояние ФРГ и ГДР кажется не более чем Kinderspiel.

Вы, должно быть, догадались, о чем я поведу речь в следующий раз. Конечно же, о двух Кореях. О двух странах, располагающихся рядом на одном клочке суши, населенных одним народом, и с точки зрения наших изоляционистов обреченных на равный уровень экономического развития — ну еще бы, география одна, люди одни, издержки одинаковые!
Но фактически отличающихся друг от друга не менее, чем немецкий Берлин отличался от немецкого же Бухенвальда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments