Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

суверенная арифметика

Вот здесь уважаемый мной френд mohanes пишет о том, почему он будет голосовать за «Единую Россию».
В рамках полемики с ним хочу заметить, что безотносительно к реальным достоинствам и заслугам «Единой России», а также их отражению в массовом сознании, снижение уровня представительства единороссов в Госдуме следовало бы считать безусловным благом для сторонников как других партий (что понятно), так и ее самой.

На текущий момент «Единая Россия» обладает 70 % мест в Государственной Думе (315 из 450). Это значит, что она обладает максимально необходимым с практической точки зрения большинством голосов (свыше двух третей). То есть ЕР имеет технически ничем не ограниченную свободу принимать не только любые федеральные законы, но даже менять Конституцию (за исключением тех ее глав, которые вообще не могут быть изменены регулярно действующими органами власти), абсолютно не согласуя свои действия с другими представленными в Думе партиями. Без санкции «ЕР» принципиально невозможно выражение недоверия правительству, равно как и возбуждение процедуры импичмента президента. На чего же хватает доступного прочим партиям представительства? На законодательную инициативу. И только. Вердикт по разработанному ими законопроекту выносить будут в любом случае не они.

Я сейчас редко смотрю телевизор, но не сомневаюсь, что по всем центральным каналам регулярно приглашают граждан принять участие в выборах 4 декабря. Но, позвольте, каких граждан? Сторонники любых других партий могут совершенно искренне сказать, что их депутаты в парламенте не решают ничего, ни порознь, ни даже объединившись против «ЕР». Помните демарш думской оппозиции в конце 2009 года после выборов в Мосгордуму, по результатам которых свыше 32 места в ней достался «Единой России», а оставшиеся 3 — КПРФ? И чем все кончилось? Медведев позвонил лидерам фракций, и они покорно вернулись к работе, состав же Мосгордумы не претерпел ни малейших изменений. Иначе говоря, если президент считает, что расклад 91% единороссы—9% коммунисты адекватно и полно отражает картину электоральных предпочтений москвичей*, мнение партий, которым регулярно отдают своих голоса миллионы граждан, не имеет ни малейшего значения.

Наша действующая политическая система выстроена таким образом, что между парламентом, состящим из одной партии на 70 %, и парламентом, состоящим из нее же на 100 %, нет существенной разницы. Однако полностью монолитный парламент выглядит немного неприлично в глазах общественного мнения как за границей, так и внутри собственной страны, поэтому для сглаживания этого впечатления и легитимизации сложившейся конструкции власти обществу и кидается эта подачка 30 %. Пакет акций, который не является ни контрольным, ни даже блокирующим. По нему можно время от времени получать дивиденды от нефтедолларов разве что.

Может быть, в «Единой России» идет какая-то внутренняя фракционная борьба, дабы отсутствие внешней конкуренции компенсировать конкуренцией внутренней? Так нет же, ничего об этом не свидетельствует. Тогда, может, «Единая Россия» в нашей системе сдержек и противовесов играет роль этого самого противовеса исполнительной власти? Еще смешнее. Все прекрасно осведомлены о том, что по модели своего поведения «ЕР» являет собой ни что иное, как приводной ремень от кресла премьера к электронному табло Госдумы, и максимум, что этот ремень может, — заесть, соскочить или порваться (чего, впрочем, до сих пор не бывало), но уж никак не ограничить сознательно в чем-либо своего оператора.
«Единая Россия» сейчас — это аппарат нейтрализации законодательной власти, превращения ее из реальной власти в номинальную. Она нужна, чтобы голос Владимира Владимировича гарантированно перевешивал голоса всех вместе взятых либералов, социалистов, националистов, «зеленых» и всех прочих социальных групп, не представленных в Госдуме вовсе, или представленных чисто формально.

Откуда же в этих условиях в России взяться парламентаризму западного типа? Общественные институты — это ведь не только и не столько юридические нормы, это прежде всего люди, которые эти нормы исполняют или не исполняют. Можно установить в законах, что полная гражданская дееспособность наступает с 18 лет, но если все эти 18 лет ребенок ничего не мог решать сам, а только лишь смирялся с чьими-то распоряжения, если он не мог взять на себя ответственности ни за что действительно значимое, откуда же у него возьмется действительная, а не формальная дееспособность?
Но и тем более — откуда взяться традициям сознательного парламентаризма в государстве, где все вопросы законодательствования монопольно решает одна партия, безгранично лояльная исполнительной власти (точнее, вполне определенному ее представителю)?

Столь тотальное доминирование в парламенте одной партии безальтернативно вырождает его в не более чем дискуссионный клуб. Но даже дискуссии-то эти предназначены внутреннего потребления самих парламентариев. Смешно сказать, я помню заседания Верховного Совета, транслировавшиеся еще до того, как я пошел в школу, но где можно посмотреть пленарные заседания Государственной Думы сейчас? И, главное, — зачем? Эти заседания самим депутатам-то не нужны, вспомните прошлогодние скандалы с их низкой явкой. Туда ходят-то, наверное, самые совестливые, которым стыдно получать огромную зарплату с мощным соцпакетом совсем ни за что. Разве так относятся к своей работе люди, которые верят, что от их деятельности зависит судьба государства?

Представительство «Единой России» в Государственной Думе следует привести к нормальному уровню. Как минимум оно должно быть уменьшено до 65 %, а в невоплотимом идеале — до 45 %. Это и лучше отражало бы реальную картину электоральных предпочтений, и, что важнее, вновь вернуло бы нам Госдуму в качестве органа власти, вдохнуло бы искорку в ее заседания. «Единая Россия» оказалась бы вынуждена искать компромиссы с другими партиями хоть иногда, а другие партии наконец-то ощутили бы хоть какую-то ответственность за свои действия. Ведь чего стоит оппозиционность, которая ни на что не влияет? Не нужно много смелости идти против воли Путина, если точно знаешь, что твой голос ничего не решит. Нынешнее распределение мандатов превращает Госдуму в какой-то водевиль, где лидеры системных партий изображают политическую борьбу. Но любая партия, занятая эрзацем политической борьбы, неминуемо превращается в эрзац партии. И кто бы не побеждал в подобных театральных постановках, в долгосрочной перспективе проигрывает наше многострадальное демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Институционально проигрывает.


________
*В этом аспекте представляют несомненный интерес приведенные в той же викистатье оценки этих предпочтений, полученные из нескольких независимых друг от друга источников, от ВЦИОМа и «Левады» до экзит-поллов и математических исследований. Все они отмечают поддержку «Единой России» в диапазоне от 45,2 % до 55,4 %, а фактически она, как было мной отмечено, получила свыше 90 % мандатов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment