Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Убить дракона

Тигры постоянно задерживались, ломались на марше, вязли в говнах и уничтожались своими экипажами.
К концу войны хитрые пиндосы вообще изобрели стратегию,
при которой немцев следовало вынуждать как можно чаще перебрасывать тигров с одного участка фронта на другой.
В результате Тигр стал самой самоуничтожаемой машиной Второй Мировой. Что только подчеркивало его готичность.


Познаём историю на форуме World of tanks


В свете последних событий может возникнуть вопрос, с какими целями оголтелая российская военщина бряцает оружием на границе с суверенной Украиной.
Это, несомненно, прямая угроза. Для подчёркивания прямоты непосредственно озвученная как министром обороны РФ сейчас, так и Верховным Главнокоман дующим чуть раньше. Но насколько она реальна?

Мне представляется, что ни на сколько. Открытый ввод войск bt Украину оказался бы сопряжён с неприемлемыми для России издержками.

Во-первых, на неё в этом случае почти наверняка наложат действительно жёсткие экономические санкции, которыми грозили с самого момента появления вежливых людей в Крыму.

Во-вторых, её международная изоляция станет более чем реальной. Пока она существует лишь в головах с промытыми госдеповской пропагандой мозгами, не способными осознать тот простой факт, что осудить крымские действия России в ООН отказались страны, представляющие большую часть населения мира и большую часть его промышленного потенциала.

Но злоупотреблять этой приятной и неожиданной поддержкой стран БРИКС не следует; у Индии и Китая есть свои крымы, есть свои неурегулированные территориальные споры, и молчаливо санкционировать их силовое разрешение они пока не станут. Одно дело — внезапный и изящный (и бескровный, важно отметить) отжим полуострова вежливыми людьми без опознавательных знаков, за который России половина планеты готова аплодировать под столом уже за одно то, что американцев хоть кто-то щёлкнул по носу. И совсем другое — открытая военная операция, которая в любом случае окажется связана с жертвами. Не факт, что их окажется больше, чем жертв мирных протестов на Майдане, но все же прекрасно понимают, как работают двойные стандарты — за одного убитого украинского призывника Россию будут щипать и покусывать сильнее, чем отморозь из «Правого сектора» за десяток перебитых украинских ментов (есть, правда, подозрение, что наши западные партнёры точно знают, кто снайперил на Майдане, и точно знают, что это были не правосеки, хи-хи).

Рассчитывать на стремительный победный бросок в случае с юго-востоком Украины не приходится. Не потому, разумеется, что ожидается организация хоть сколь-либо вменяемого сопротивления со стороны официального Киева. Никакой организованной агрессии против себя он отразить не в состоянии, что очевидно. Российская армия займёт те позиции, которые ей прикажут занять, и остановить её смогут разве что силы НАТО где-то западнее Киева, куда ей, в общем-то, и не надо совсем. Но, захватив тот чемодан без ручки, который сейчас представляет собой Украина в целом и её юго-восток в частности, с ним придётся что-то делать. И вот на этом этапе будут растранжирены и рассеяны все политические дивиденды, заработанные на красивом отжиме Крыма у слабого соседа.

Юго-Восток гораздо более населён, чем Крым, и потребует кратно больших финансовых вливаний — при том, что и полуостров обойдётся нам совсем не дешёво, речекряк Медведева на тему того, что ни один российский регион ничего не потеряет от интеграции Крыма, лучше сразу забыть как страшный сон разума.

Если с Крымом будет удачей показать хотя бы 1 % роста ВВП по итогам 2014 года, то Новороссия однозначно утягивает его в глубокий минус, с ней ведь в комплекте пойдут и реальные санкции, а не только пустопорожняя болтовня о них, которую мы слышим сейчас.

Юго-Восток гораздо менее лоялен нам; там по результатам соцопросов ещё прошлой осенью вступление Украины в ТС поддерживало не более половины населения, а уж в форме военной операции российских вооружённых сил такое вступление не поддержит и четверть. Не удастся и залить недовольство деньгами, как было сделано в Чечне и будет сделано в Крыму — просто не хватит денег, наша нефтяная кубышка не бездонна, а в ближайшие пять лет не самыми глупыми людьми ожидается прохождение пика добычи нефти в России, о чём я, разумеется, тоже буду писать, когда руки дойдут.

Проще говоря, Новороссия — это кусок, который Россия не сможет переварить, и Путин это отлично понимает, он ведь умный жук. Да и чего тут понимать, Киссинджер об этом ещё двадцать лет назад говорил:

Отчасти советская империя распалась потому, что собственная история подталкивала ее к перенапряжению. Советское государство возникло вопреки всему, а затем ухитрилось пережить гражданскую войну, изоляцию и последовательное пребывание у власти свирепейших правителей. В 1934 — 1941 годах оно умело превратило маячившую на горизонте вторую мировую войну в так называемую «империалистическую гражданскую войну», а затем преодолело нацистский натиск при содействии западных союзников. Позднее перед лицом американской атомной монополии оно сумело создать цепочку государств-сателлитов в Восточной Европе, а в послесталинский период превратить себя в глобальную сверхдержаву. Поначалу советские армии угрожали лишь сопредельным территориям, но потом дотянулись до отдаленных континентов. Советские ядерные силы росли с такой скоростью, которая заставляла многих американских экспертов опасаться того, что советское стратегическое превосходство неизбежно. Как британские лидеры XIX столетия Пальмерстон и Дизраэли, американские государственные деятели полагали, что Россия повсеместно находится на марше.

Фатальным просчетом раздувшегося империализма Советов было то, что их руководители на этом пути утеряли чувство меры и переоценили способности своей системы консолидировать сделанные приобретения как в военном, так и в экономическом отношении, а к тому же позабыли, что они в буквальном смысле бросают вызов всем прочим великим державам при наличии весьма слабого фундамента.

Г. Киссинджер. Дипломатия. Глава тридцатая.


Киев не в состоянии предотвратить силовую аннексию Новороссии, но ему вполне по силам по мере своего отступления оставить достаточное количество закладок, которые примутся взрываться день за днём, разнося в щепки рейтинг нашего гаранта.

Главной причиной впечатляющего успеха крымской операции стала, на мой взгляд, её внезапность. Американцы, уже потихоньку начавшие готовить в Севастополе социальную инфраструктуру для будущего размещения семей офицеров своего военно-морского флота, оказались просто не готовы к тому, что когда-то воплощавшаяся пьяным, шатающимся, нездоровым Ельциным Россия сумеет так быстро и чётко взять полуостров под свой контроль, выхватив его буквально уже из их тарелки.
Но сейчас элемент неожиданности отсутствует полностью, поэтому присоединение каждой отдельной области Новороссии обещает стать более тяжёлым, чем присоединение всего Крыма.

В общем, как ни крути, а война за юго-восток Украины России не нужна, даже несмотря на то, что в собственно военной фазе операции она побеждает наверняка. Просто потому, что за ней должна будет последовать Реконструкция, шансы на успех которой близки к нулю. Всё, что нужно России — это федерализованная, рыхлая, недееспособная Украина, запад и центр которой будет направляться из Вашингтона, а юг и восток — из Москвы.

К чему же тогда все эти учения, громкие санкции на применение силы от Совета Федерации и т.п., если реально воевать мы всё равно не собираемся, а присоединение Крыма уже де-факто признано всем миром? См. эпиграф.
Украина представляет собой один из ярчайших образцов охлократии, когда политический курс выбирается не умными и государственно мыслящими патриотами своей страны, смотрящими вперёд на длительную перспективу, а вороватыми политиканами, главная забота которых — не оказаться оттеснёнными от кормушек в ходе ближайших выборов, а для этого требуется всего лишь потакать вкусам и чаяниям народных масс, опытом ответственного демократического процесса, прямо скажем, не избалованных. Философия большинства избирателей на постсоветском пространстве исчерпывающим образом описывается конструкцией в духе «Я девочка и не хочу ничего решать, я хочу жить бахато и как в Єуропе». Именно постсоветского, сейчас не только об Украине речь. Россия двигалась бы тем же путём (и она двигалась им почти все девяностые), если бы доблестный рыцарь в сером плаще и с длинным кинжалом не пришёл ей на помощь и не устранил неразумный электорат от управления такой сложной машиной, как государство.

Соответственно, на выборах побеждает не тот, кто обещает ценой величайшего напряжения сил обеспечить стране мощный рывок вперёд, а тот, кто обещает возможность купить новый айфон к празднику. Ведь для мощного рывка недостаточно взять и прогнать из Думы партию жуликов и воров, как вещает Алёша Навальный; для такого рывка каждому из нас придётся реально херачить в две смены. Знаете, откуда растут ноги у южнокорейского экономического чуда?

Около полудня 13 ноября 1970 г. Чон Тхэ-иль, 22-летний профсоюзный активист, совершил публичное самосожжение на рынке Тондэмун. Уже объятый пламенем, он прокричал: «Соблюдайте Закон о труде! Рабочие — не машины! Отдых по воскресеньям!» По тем временам эти весьма скромные требования представлялись чем-то революционным.

И историки, и простые смертные обычно говорят о победителях. Нет оснований сомневаться в том, в современном мире Южная Корея относится именно к победителям. Страна, которая в начале 1960-х гг. являлась беднейшим государством Азии и по основным макроэкономическим показателям отставала — причём существенно — от Папуа Новой Гвинеи и Индонезии, превратилась в высокоразвитую индустриальную державу. Это, бесспорно, успех, причём успех беспрецедентный: развивающихся стран в мире полторы сотни, но совершить такое превращение удалось лишь единицам.

Однако, говоря об этом успехе, нельзя забывать, что он достался дорогой ценой. Понятно, что любая победа в войне оплачена жизнями солдат, что любая война, даже самая справедливая и самая победоносная, неотделима от грязи, крови, обмана, страха и страданий. Это относится не только к воинским победам, но и к иным политическим свершениям, и экономический прорыв Южной Кореи исключением из этого правила не стал. Этот прорыв сделали возможным миллионы простых корейцев, многие из которых заплатили за конечный успех своей страны, за благополучие своих детей и внуков здоровьем, а то и жизнью. Сделали они это, скажем честно, отнюдь не добровольно — их согласия никто из власть предержащих не спрашивал.



Ну и как, по-вашему, может победить на демократических выборах кандидат, откровенно обещающий избирателям, что они будут пахать от зари до зари без выходных и заживо сжигать себя от безысходности, но зато их внуки будут жить в богатом и развитом обществе? Нет, разумеется. Находившийся у власти на момент описываемых событий Пак Чон Хи и не был демократом ни разу (что, разумеется, абсолютно не мешало ему пользоваться поддержкой США, которые готовы обниматься и с Саддамом Хусейном, и с Усамой бен Ладеном, и вообще с кем угодно, если этого требует политическая целесообразность). Он — армейский генерал, пришёл к власти в 1961 году в результате переворота, первым делом организовал Корейское Центральное разведывательное управление (КЦРУ), по функциям и полномочиям изрядно смахивающее на сталинское НКВД, и тоже занимающееся борьбой как с внешними, так и с внутренними врагами режима. Выиграв президентские выборы в третий раз (что было немножко незаконно), ввёл в стране чрезвычайное положение, распустил парламент и изменил конституцию, резко расширив полномочия президента, увеличив в полтора раза срок их осуществления и убрав лимит на число переизбраний. Для большей надёжности в двух последующих выборах принимал участие только один кандидат; угадайте с трёх раз, как его звали.

С начала 60-х годов XX века корейская экономика бурно развивалась. За три десятилетия (с 1962 по 1989 год) валовый национальный продукт увеличивался в среднем на 8 % в год, поднявшись с 2,3 миллиардов долларов в 1962 году до 204 миллиардов в 1989 году. Средний годовой доход населения вырос с $87 на человека в 1962 году до $4 830 в 1989 году.
Наиболее значимым фактором в ускорении развитии экономики страны стала экономическая политика нового президента Пак Чон Хи, который направил усилия правительства на привлечение иностранных инвестиций, увеличение объёма экспорта и индустриализацию экономики. Государство стало играть более заметную роль в экономической жизни общества. Стали внедряться элементы плановой экономики — пятилетние экономические планы.


Так вот это всё и происходило, а вы продолжайте развешивать ухи, слушая камлания либеральных єкспертов о том, как демократические и только демократические институты способны обеспечить интенсивный экономический рост.

А знаете, почему так получается? Потому что если в школе на уроке учитель уйдёт из класса, предоставив детей самим себе, они, вероятнее всего, предадутся праздности и безделью. Если из офиса уйдёт начальник отдела, то, вполне возможно, подчинённые начнут ощущать себя более свободно и расслабленно, но совсем на работу не забьют, сроки сдачи-то никто не сдвинет. А в каком-нибудь старт-апе, объединяющем искренних и воодушевлённых единомышленников, и никакого специального надсмотрщика не требуется, люди сами будут пахать сверхурочно без доплат и окриков, просто потому, что это им интересно и есть чёткое видение конечной цели.

То же самое и с демократией. Общества, у которых нет многовекового опыта демократических проб и ошибок, просто раз за разом проваливают экзамены на зрелость и ответственность, необходимые для осуществления реально эффективного народовластия. И давать таким народам реальную власть — всё равно что спрашивать у первоклашек перед уроком, хотят ли они вырабатывать почерк, или лучше всем классом пойдём гулять на улицу. Нет, конечно, есть такие учителя, которые и свои уроки способны сделать интересными и увлекательными, но обычно это либо идёт в ущерб учебному процессу (см. песни про курсисток из «Республики ШКИД»), либо встречается настолько редко, что строить на этом массовое образование будет разве что полный правозащитник.

Вместе с тем нациям, уже имеющим организационные и социальные предпосылки для использования механизмов реальной демократии, сугубо выгодно всячески пропагандировать их внедрение в тех обществах, где они пока ещё не способны эффективно функционировать по описанным выше причинам. Это же очень клёво, когда в твоей стране власть будет принадлежать умным и образованным патриотам, избранным сознательными и рассудительными гражданами, а в странах-конкурентах будут заправлять политиканы-популисты, выполняющие роль флюгеров настроений несознательных масс. Ты, твоя страна будут уверенно прокладывать курс, размеченный на десятилетия вперёд, а они будут топтатьcя на месте, тыкаться по углам и то и дело сбегать на обочину, привлечённые ароматом выброшенного кем-то гамбургера. И при этом никто не сможет обвинить тебя в лицемерии, в том, что ты предлагаешь им рецепты, которые, не используешь сам. Нет, как раз ты сам их и используешь, вот только рецепты эти уже подходят тебе, но ещё не подходят им, а уж ты, пользуясь своим преимуществом в стратегичности действий, с удовольствием предпримешь усилия, направленные к тому, чтобы твои конкуренты до твоего уровня никогда и не дозрели.

Юго-Восточная Азия это поняла довольно рано, поэтому ни одного истинно демократического экономического чуда там не было. Ни единого. Ни в Китае, ни в Японии, ни в Южной Корее, ни в Сингапуре. Все они (хотя Япония в меньшей степени) начинали с весьма жёстко закрученных гаек, и ослабляли их сугубо постепенно, в точном соответствии с ростом сознательности электората. Идиотов вроде Горбачёва, сперва устраивающих перестройку, а затем ждущих ускорения социально-экономического развития, там не нашлось. Результаты можете посмотреть в рейтингах стран по темпам роста ВВП, в англовики их немало.

Ну да мы отвлеклись. К несчастью для Украины, у неё не оказалось своего Путина, способного мягко устранить от реальных рычагов власти неразумный и недальновидный электорат, и при этом не лажать слишком уж откровенно самому. Зато в избытке оказалось политиков, готовых играть по предложенным правилам: мы потакаем самым простым и очевидным хотелкам народа, а в награду получаем временную возможность преспокойно набивать себе кармашки на кумовстве, коррупции и тому подобных прелестях.

Сложившаяся популистская демократия привела к абсолютно естественному и предсказуемому результату.

Боеспособность украинских вооружённых сил не просто равна нулю — она отрицательна. Склады с вооружением растаскиваются какими-то радикалами; БТРы вместе с экипажами переходят на сторону тех, кого их направили подавлять; танки сгорают на базах; вертолёты взрываются на взлётных площадках; наспех согнанные в военные части призывники ропщут и бунтуют, в то же самое время отстукивая родным СМСки о том, как их херово кормят. Вот скажите, зачем с такой армией воевать? Она же в ходе попыток мобилизации и манёвров сама об себя стачивается. Ведь та украинская молодёжь, которую отрывают от нормальной жизни, от учёбы, от работы и сгоняют на призывные пункты — она же видит, что происходит вокруг. И делает выводы. Никакие тщетно запрещаемые российские каналы не сделают для дискредитации киевских хунтиров больше, чем их собственные действия.

Ну так и надо подталкивать их к этим действиям. Пусть толпы парней трудоспособного возраста вырываются из экономики только для того, чтобы за государственный счёт своими глазами убеждаться в полной недееспособности этого государства. Пусть в разгар посевной дорожающее топливо сжигается в баках не комбайнов, а бесполезно мотаемой туда-сюда военной техники, начинающей полыхать безо всяких столкновений. И пусть на поставках этого топлива бесстыже наживается олигарх Коломойский, назначенный губернатором на волне революции, обещавшей покончить с всевластием олигархов. Пусть киевское правительство вместо того, чтобы спокойно и методично вырабатывать стратегию выхода из тяжелейшего кризиса, лихорадочно затыкает дыры в собственных рядах, мечется из Славянска в Краматорск, невротизируется, совершает глупости и вообще попусту тратит время, давно уже действующее против него.

Именно таким образом наши американские партнёры спровоцировали развал моей Родины. Пришла пора обернуть это оружие против своего создателя. Пока ещё не против него самого, а лишь против его гомункула, но лиха беда начало. Чтобы победить дракона, бывает полезно потренироваться на драконятах. Не забывая ни на минуту, конечно, что настоящий, большой дракон окажется гораздо сильнее, коварнее и умнее их (оттого он и большой!). Но путь в тысячу ли начинается с одного шага, не правда ли, наши неприсоединившиеся китайские товарищи?

Вот для чего РФ вся эта демонстрация мощи на украинской границе. Мощи, в применении которой она объективно не заинтересована.
Это не для того, чтобы смести киевскую власть. А для того, чтобы спровоцировать её на действия, в результате которых она окажется сметена самими украинцами, уже успевшими почувствовать вкус к гетанью панд.


Tags: Россия, США, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments