Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Category:

Да здравствует советский суд



Знаете, кто этот улыбчивый очкарик в белом халате? Это Карл Клауберг, немецкий врач.

Родился 28 сентября 1898 года в Золлингене в семье ремесленников. Служил пехотинцем во время Первой мировой войны. После войны он изучал медицину и в итоге дослужился до звания главного врача в клинике Кёнигсбергского университета. В 1933 году Клауберг вступает в НСДАП и СС, а позже стал профессором гинекологии и получает звание обергруппенфюрера СС. В 1942 году он попросил у Генриха Гиммлера дать ему разрешение на массовую стерилизацию женщин для своих опытов. Гиммлер одобрил это предложение, и Клауберг был переведён в Освенцим в декабре 1942. Врач искал лёгкий и дешёвый способ стерилизации: он вводил жидкую кислоту в матку без наркоза. Большая часть испытуемых были еврейками или цыганками, которые страдали от серьёзных повреждений или инфекции. Яичники после этого удалялись и отправлялись на исследование в Берлин. Иногда применялась стерилизация с помощью рентгеновского излучения, которая нередко заканчивалась летальным исходом.

Вот он стоит слева перед разделочным хирургическим столом в Освенциме.




Интерьер подобного "гинекологического кабинета" в музее концлагеря Штутгоф:



Откуда такая увлечённость стерилизацией? Так ведь Третьему рейху не требовались горы трупов, ему требовались миллионы рабов, наиболее послушным и лояльным из которых было бы позволено контролируемо размножаться, поддерживая свою численность, наиболее непокорным из которых не светило ничего, кроме быстрого уничтожения в лагере, а разных подозрительных середнячков следовало дёшево и эффективно стерилизовать, исключив передачу их сомнительных генов потомству, но сохранив возможность использования их самих в качестве говорящего тяглового скота.
Решением этой актуальной хозяйственной задачи и занимался "доктор" Клауберг. Его медицинские "эксперименты" не ограничивались впрыскиванием в матку кислоты без наркоза.

В конце 1944 года профессор Карл Клауберг предложил новый способ стерилизации женщин — посредством уколов матки нестерильной иглой. Заживление очагов искусственно занесённой инфекции приводило к образованию спаек на внутренней поверхности матки, что препятствовало выходу яйцеклетки в полость матки для оплодотворения. Способ был очень прост в исполнении, ему можно было обучить всего за одно занятие даже человека, не имевшего медицинского образования вообще.

Следовательно, эксперименты проводились с марта 1941 по январь 1945 года в Аушвитце, Равенсбрюке и других местах под руководством доктора К. Клауберга. Цель экспериментов заключалась в том, чтобы создать эффективный способ половой стерилизации, который будет подходить для того, чтобы стерилизовать миллионы людей с минимальными затратами времени и усилий. Эксперименты проводились при помощи рентгена, хирургии и различных лекарственных средств. В ходе экспериментов были стерилизованы тысячи человек. Кроме того, нацистское правительство стерилизовало около 400 тысяч человек в ходе программы по обязательной стерилизации. В ходе экспериментов применялись внутривенные инъекции йода или нитрата серебра. При помощи этих инъекций успешно достигалась стерилизация, но они имели массу побочных эффектов, таких как влагалищное кровотечение, сильные боли в животе и рак шейки матки. Поэтому более предпочтительным было радиационное облучение. Было установлено, что определённая доза рентгеновских лучей способна лишить организм человека возможности вырабатывать сперму и яйцеклетки. Стерилизация происходила при помощи обмана. Заключённых приводили в комнату и просили заполнить анкеты, заполнение которых занимало 2–3 минуты. В это время они подвергались радиационному облучению, в результате чего заключенные становились полностью бесплодными, сами не зная этого. Многие заключённые в результате облучения получали серьёзные радиационные ожоги [6].


Ни малейшей научной ценностью эти "исследования" не обладали - все их результаты уже давно были известны по столь же изуверским экспериментам на животных. Клауберг впрыскивал в половые органы заключённых женщин всякую мерзость не для того, чтобы сделать выдающееся открытие, а просто потому, что мог.



Несложно догадаться, что вы сейчас испытываете. Спешу обрадовать: Клауберг, в отличие от Менгеле, не сумел после войны укрыться в столь гостеприимной для нацистов Южной Америке. Он попал в советский плен и был осуждён советским судом - именно за эти свои "научные изыскания".

Знаете, сколько ему дали? 23 года.

А знаете, сколько он отсидел? 7 лет, после чего благополучно вернулся в Германию.

Спустя семь лет по условию договора между СССР и ФРГ об обмене военнопленными был возвращён в Германию, где он хвастался своими научными достижениями.


Отвлечёмся ненадолго.



Вы наверняка узнали этого человека. Это писатель Александр Солженицын.

Во время Великой Отечественной войны в письмах своему другу Николаю Виткевичу Солженицын недостаточно почтительно высказывался о «Пахане», под которым угадывался Сталин, а также хранил в личных вещах составленную вместе с Виткевичем «резолюцию», в которой сравнивал сталинские порядки с крепостным правом и говорил о создании после войны «организации» для восстановления так называемых «ленинских» норм.
За эти страшные грехи Солженицын получил 8 лет лагерей, которые отсидел до звонка до звонка, получив после освобождения ещё и ссылку в нагрузку.




А это поэт Николай Заболоцкий.

19 марта 1938 года Заболоцкий был арестован и затем осуждён по делу об антисоветской пропаганде. В качестве обвинительного материала в его деле фигурировали злопыхательские критические статьи и клеветническая обзорная «рецензия», тенденциозно искажавшая существо и идейную направленность его творчества[12]. От смертной казни его спасло то, что на допросах он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, куда якобы должны были входить Николай Тихонов, Борис Корнилов и другие. По запросу НКВД критик Николай Лесючевский написал отзыв о поэзии Заболоцкого, где указал, что «„творчество“ Заболоцкого является активной контрреволюционной борьбой против советского строя, против советского народа, против социализма»[13].

«Первые дни меня не били, стараясь разложить морально и физически. Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом — сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали…» Это строки Заболоцкого из мемуаров «История моего заключения» (опубликованы за рубежом на английском языке в 1981 г., в последние годы советской власти напечатаны и в СССР, в 1988[14]).


Чтобы понять истинную обоснованность обвинений Заболоцкого, достаточно вспомнить о том, что Николай Тихонов, якобы являвшийся руководителем этого "заговора", никогда не подвергался уголовному преследованию ни в какой форме.

Николай Алексеевич, подвергшийся всем этим допросам, не сомневался, что Н.С. Тихонов, обвинявшийся в том, что он возглавлял преступную группу участников антисоветского заговора, конечно же, тоже арестован и подвергается тем же, — если не еще более страшным, — пыткам и издевательствам, которым подвергали его — рядового члена этой преступной группы.

А год спустя произошло следующее.

► Вскоре после прибытия в дальневосточный лагерь, в первые дни тяжелых общих работ, ему случайно попался обрывок газеты «Правда» от 1 февраля 1939 г. Сосед по нарам получил посылку, и в ней что-то было завернуто в кусок этой газеты. Бумагу уже пустили на раскурку, когда Николай Алексеевич попросил прочитать сохранившийся текст. Взглянув на листок, он не поверил своим глазам — в газете был опубликован указ о награждении большой группы писателей. Среди получивших орден Ленина значился поэт Н.С. Тихонов... Раз Николай Семенович на свободе и даже награжден высшим орденом, значит, обвинение в принадлежности к контрреволюционной организации, якобы им возглавляемой, просто нелепо. И Заболоцкий стал писать заявления наркому внутренних дел, в Президиум Верховного Совета, верховному прокурору, затем Сталину. Он протестовал против незаконного заключения и требовал пересмотреть его дело и отменить приговор.
(Там же. Стр. 371).


Да, если исходить из нормальной человеческой логики, все это было «просто нелепо». Но в созданной Сталиным фантомной реальности это было НОРМОЙ. Приговор, согласно которому Н.А. Заболоцкий отбывал свой каторжный срок, разумеется, отменен не был. И в то самое время, когда Николай Алексеевич Заболоцкий вкалывал «на общих работах», Николай Семенович Тихонов, якобы возглавлявший преступную организацию, к которой тот принадлежал, с каждым годом поднимался все выше и выше по иерархической лестнице высоких государственных должностей и высоких правительственных наград.

Вот далеко не полный их перечень:

► ...председатель Советского комитета защиты мира; член Всемирного Совета мира; депутат Верховного Совета СССР 2-8-го созывов; лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами»... Герой Социалистического Труда... секретарь СП СССР.
(Краткая литературная энциклопедия. Т. 7. М, 1972. Стр. 521).


Б. М. Сарнов
Сталин и писатели
Книга четвертая

Заболоцкий провёл в заключении 6 лет.




А это известный актёр Георгий Жжёнов.

Во время съёмок картины «Комсомольск» (1938) Георгий Жжёнов выехал на поезде в Комсомольск-на-Амуре. Во время поездки, в поезде, познакомился с американским дипломатом, ехавшим во Владивосток для встречи деловой делегации. Это знакомство заметили работники кино, что послужило поводом для его обвинения в шпионской деятельности. 4 июля 1938 года арестован по обвинению в шпионаже и осуждён на 5 лет исправительно-трудовых лагерей. Этапирован на Колыму 5 ноября 1939 года.
Когда срок заключения подошёл к концу, Жжёнова вызвали к начальству и вручили официальную бумагу с гербом — распишитесь в том, что ознакомлены с постановлением о дополнительном сроке, ещё 21 месяц лагерей.


Всего, соответственно, Жжёнов провёл в заключении 7 лет. За один разговор с иностранцем, который в принципе не мог носить никакого шпионского характера (на это указывает и скромность первоначального наказания - за реальный шпионаж тогда полагался расстрел, за большинство вымышленных - десятка).


Разумеется, все трое - Солженицын (8 лет лишения свободы), Заболоцкий (6 лет), Жжёнов (7 лет) - были полностью реабилитированы, все предъявленные им обвинения были сняты.

Карл Клауберг за все свои доказанные "опыты", вину в проведении которых с него никто не снимал, отсидел в советских лагерях 7 лет.
Ничего не напоминает?

При этом не было абсолютно никакой необходимости даже ради укрепления отношений с ФРГ освобождать конкретно этого выродка. Аденауэр приехал вызволять из советского плена солдат вермахта, попавших в лагеря именно в качестве военнопленных, а отнюдь не врачей-убийц, чья вина в тягчайших преступлениях была установлена вступившим в законную силу приговором суда, который никто никогда не оспорил, не обжаловал, не опротестовал. Никто во всей Западной Германии не посмел бы упрекнуть канцлера за то, что он не привёз на родину Клауберга.
Собственно, на этой самой родине его посадили почти сразу после прибытия. Клауберг, благополучно перенёсший семь лет советских лагерей, подох в тюрьме Киля всего за два года, в 1957, - на четверть века позже, чем следовало бы.

Кстати, свои "эксперименты" он проводил не только на взрослых женщинах, но и на детях.

К. Клауберг осуществлял свои операции на несовершеннолетних девушках и девочках (произвёл стерилизацию около 140 девушек, с учётом умерших). От их матерей он требовал официального разрешения на стерилизацию, обещая освобождение детей после операции [15].



Tags: социалистическая законность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments