Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Чтобы поймать преступника, нужно думать как преступник



Судебные процессы троцкистско-зиновьевского блока, процесс антисоветского троцкистского центра, процесс над кемеровскими вредителями, разоблачение правых шпионов, диверсантов-реставраторов капитализма и последний процесс банды военно-фашистских шпионов, злейших врагов народа Тухачевского, Уборевича, Якира и других наймитов фашистских иностранных разведок со всей полнотой вскрыли гнусные замыслы фашистских государств по отношению к СССР, приемы иностранных разведок и их троцкистско-бухаринской агентуры.
В приказе № 96 от 12 июня 1927 г, народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза т. Ворошилова о целях военно-фашистской банды шпионов говорится:
«Конечной целью этой шайки было — ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами Советский строй в нашей стране, уничтожить в ней советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восстановить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов».
Фашизм бешено готовит войну против Советского Союза, чтобы уничтожить СССР и реставрировать капитализм. До открытой войны фашистские государства и иностранные разведки ведут тайную войну против СССР. Они разнообразными методами насаждают в тылу Советского Союза шпионов, диверсантов, вредителей, чтобы нанести удар оборонной мощи Советского Союза, чтобы ослабить тыл социалистического государства рабочих и крестьян.
Фашистские разведки, не имея опоры в трудящихся массах своих стран, вербуют своих агентов для шпионской, диверсионной работы в СССР из отбросов общества — контрабандистов, уголовных преступников, проституток и из другого продажного отребья человеческого общества, из таких преступных элементов, которые за деньги идут на самые гнусные, черные дела.
Лучшей находкой для фашистских разведок в СССР оказались злейшие враги народа — троцкисты, зиновьевцы и бухарннцы, эти гнусные изменники родины, озверевшие в своей злобе и ненависти к советскому народу, к победе социализма в СССР.
Разоблачением органами НКВД и уничтожением банды шпионов, диверсантов и вредителей, раскрытием перед всем прогрессивным человечеством коварных целей фашистских государств и их наймитов — каменевых, зиновьевых, пятаковых, тухачевских, уборевичей и др. нанесен сокрушительный удар фашизму и фашистской разведке.
Фашистские хозяева возлагали на этих трижды презренных врагов большие надежды. Разгром и уничтожение этих бандитов — большая победа диктатуры рабочего класса.
Советский народ с глубочайшим интересом изучает материалы о шпионской, диверсионной и вредительской работе иностранных разведок. Имеются многочисленные факты, как патриоты социалистической родины, вооружившись знаниями о приемах и методах шпионской и диверсионной работы иностранных разведок, проявляют повышенную бдительность и помогают разоблачать врагов народа — шпионов, диверсантов, вредителей и террористов.


Об авторе
Леонид Михайлович Заковский (настоящее имя Генрих Эрнестович Штубис, латыш. Henriks Štubis, 1894 — 29 августа 1938) — деятель советских органов госбезопасности, комиссар государственной безопасности 1 ранга.
В марте 1938 года был снят с поста начальника Московского управления НКВД и назначен начальником треста Камлесосплав. В апреле 1938 года снят с этого поста, уволен из НКВД, исключён из ВКП(б) и арестован 19 апреля 1938 года по обвинению в «создании латышской контрреволюционной организации в НКВД, а также шпионаже в пользу Германии, Польши, Англии». Расстрелян 29 августа 1938 года. После смерти Сталина реабилитирован не был.



Кто бы мог подумать, что столь рьяный борец с фашистскими шпионами окажется сам фашистским шпионом! А какой был кадр — образованный (три класса), рэволюционер (анархист, участник Октябрьского переворота)!
И как разнузданно шпионил-то, вредитель! Одновременно работал на Англию, Польшу и Германию, и всё это без отрыва от производственной деятельности в НКВД. Ещё и книжки писал для младшего юношества.

Рушник



Двурушник



Четверорушник


В органах НКВД это была личность почти легендарная. Ему приписывали следующее изречение: «Попадись мне в руки Маркс и Энгельс, они бы у меня быстро признались, что были агентами Бисмарка!» Он славился тем, что бил своих оперативных сотрудников, поучая при этом: «Вот как нужно допрашивать!» [Бережков В.И. Питерские прокураторы. — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1998. — С. 149.] . К Заковскому слово «палач» применимо не только в фигуральном, но и в буквальном значении: в мае 1918 г. он служил комендантом ВЧК и в его обязанности входило исполнение смертных приговоров [О. Капчинский. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. — М.: Яуза, ЭКСМО, 2005. — С. 138–139.].

Сергей Циркун. Кровавые ночи 1937 года. Кремль против Лубянки




Ох уж этот социалистический новояз. Не палач, а комендант. Не расстрел, а мера социальной защиты. Не закрепощение крестьян, а колхозное строительство. Не вероломное нападение, а освободительный поход. Не концентрационный лагерь, а исправительно-трудовой (хотя до 30-х годов не стеснялись, так и звали их концлагерями вполне официально).
Впрочем, мы отвлеклись.

Как было принято среди профессиональных борцов за народное счастье, от призыва на фронты Первой мировой Заковский уклонился, а Великую Отечественную уже не застал, будучи чрезмерно увлечён шпионажем в пользу Германии. Однако эти обстоятельства абсолютно не помешали чекисту Заковскому получить аж два ордена Красного знамени, вручавшихся, согласно статуту, за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества.

Награждение орденом Красного Знамени производится:
за особо значительные подвиги, совершенные в боевой обстановке с явной опасностью для жизни;
за выдающееся руководство боевыми операциями воинских частей, соединений, объединений и проявленные при этом особые храбрость и мужество;
за особые мужество и отвагу, проявленные при выполнении специального задания;
за особые отвагу и храбрость, проявленные при обеспечении государственной безопасности страны, неприкосновенности государственной границы СССР в условиях, сопряженных с риском для жизни;
за успешные боевые действия воинских частей, военных кораблей, соединений и объединений, которые, несмотря на упорное сопротивление противника, на потери или другие неблагоприятные условия, одержали победу над противником или нанесли ему крупное поражение либо способствовали успеху наших войск в выполнении крупной боевой операции.
В исключительных случаях награждение орденом Красного Знамени может быть произведено и за особо значительные заслуги в поддержании высокой боевой готовности войск, а также за подвиги, совершенные при выполнении воинского долга с явной опасностью для жизни.


Какие же подвиги с явной опасностью для жизни совершал в межвоенный период анархо-пацифист Заковский, никогда не состоявший в рядах РККА? С кем он успел столь отважно повоевать?

Опираясь на полученную от ПП ОГПУ информацию о деятельности ликвидированных чекистами в 1930 г. сотен контрреволюционных групп и тысяч «антисоветских одиночек» и об осуждении по этим делам во внесудебном порядке почти 20 тыс. чел., партийно-советское руководство края в январе 1931 г. обратилось во ВЦИК с просьбой наградить Заковского вторым орденом Красного Знамени (свой первый орден чекист получил в 1921 г. за борьбу с «политическим бандитизмом» в Подольской губернии).
Заковский показал себя в 1930 г. самым жестоким из местных руководителей ОГПУ, организовав с помощью тройки расстрел 4 762 чел. Под его руководством было подавлено несколько крупных крестьянских восстаний, десятки массовых волнений, сфабрикованы сотни групповых дел о «повстанческих, террористических, шпионских, вредительских, саботажнических организациях». Попытка обеспечить орден Заковскому, несмотря на одобрение руководства ОГПУ, окончились конфузом, но имела продолжение. Вскоре после публикуемого отказа ВЦИК оргкомитет 1-й Спартакиады Западной Сибири обратился в крайисполком с ходатайством о представлении Заковского к ордену Ленина как первого организатора физкультурного движения в крае. В итоге крайисполком в 1932 г. наградил заслуженного чекиста, к тому времени избранного кандидатом в члены ВЦИК, персональной легковой автомашиной.


10 января 1931 г.
Секретно
ВСЕРОССИЙСКОМУ ЦЕНТРАЛЬНОМУ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМУ КОМИТЕТУ.
Копия: ОГПУ.


За период руководства тов. ЗАКОВСКОГО Л.М. органами ОГПУ в Сибирском Крае проведена весьма большая и серьезная работа по разгрому сил контр-революции и отражению попыток классовых врагов, направленных к срыву и противодействию социалистическому строительству в крае.
Особенно большая работа проведена за последний год в период развертывания мероприятий по коллективизации и ликвидации кулачества как класса по разгрому контр-революционно-повстанческих организаций и банд. В этой работе необходимо отметить исключительные заслуги Полномочного представителя ОГПУ т. ЗАКОВСКОГО. Под непосредственным его руководством и личным его участием в повседневной героической борьбе аппаратов ОГПУ в Сиб. крае, за последний год разгромлено более 70 крупных контр-революционно-повстанческих организаций и до 65 повстанческих бандxi.
Неутомимая энергия, большеви[с]тская стойкость и опытное руководство чекистским аппаратом, которое проявил тов. ЗАКОВСКИЙ в борьбе с контр-революционными кулацко-белогвардейскими силами в Крае, — явились значительным фактором в общей сумме мер, обеспечивших решительный удар по классовым врагам.
Весьма большая работа органами ОГПУ в крае проведена по обеспечению чекистскими мероприятиями всей кампании ликвидации кулачества: по изъятию контр-революционного актива, по борьбе с кулацким террором, по выселению кулачества. Благодаря исключительной энергии и опытного руководства тов. Заковского эти мероприятии были завершены удачно.
Также заслуживает быть отмеченным разгром к-р. вредительских организаций: в сибирской системе сельского хозяйства, охвативший своим вредительством все области сельского хозяйства, в системе мясозаготовок, животноводства — продснабжения, маслоделия Сибири, элеваторного строительства и слюдяной промышленности.
Неиссякаемая энергия в работе т. ЗАКОВСКОГО, стойкость и выдержанность служили постоянным примером всему чекистскому составу.
Отмечая эти заслуги тов. ЗАКОВСКОГО, проявленные им за последнее время работы Края, нельзя не отметить ряд показателей тех же качеств т. ЗАКОВСКОГО, проявленных им за прежнее время (об этом смотри имеющиеся материалы в ОГПУ[)].
Учитывая все это, Президиум Крайисполкома просит войти с представлением в ЦИК Союза о награждении тов. ЗАКОВСКОГО вторым орденом Красного Знамени.


Председатель Западно-Сибирского Краевого
Исполнительного Комитета Грядинский

Секретарь Запсибкрайисполкома В. Ветров

— ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 2. Д. 1188. Л. 2–2 об. Машинописный подлинник на бланке Сибирского крайисполкома с исходящим номером и датой. На л. 2 вверху штамп Секретного подотдела ВЦИК с входящим номером и датой «15/I 1931» и резолюция «РВС и ОГПУ на закл[ючение]. 21/I» (подпись неразборчиво).

Правда, в 1931 году второй орден Красного знамени Заковскому так и не дали — воспротивился Реввоенсовет РККА, в компетенцию которого входило утверждение список представляемых к этим сугубо военным наградам. До большой чистки в РККА оставалось ещё больше пяти лет, и у военных ещё сохранялись иллюзии относительно своего статуса. Тогда эти иллюзии решили не рассеивать, а свой орден Заковский получил в конце следующего 1932 года по представлению Ягоды (последнее обстоятельство окажется довольно некстати в 1937 году). Он был для него уже вторым — первый был получен за подавление крестьянских восстаний в годы военного коммунизма.
Каратель Заковский получал боевые награды за истребление крестьян, восстававших против силового изъятия у них последнего хлеба (в ходе продразвёрстки) и принудительного загона в колхозы (в ходе коллективизации).

Многострадальное наше крестьянство после революции вообще оказалось каким-то бездонным резервуаром халявных фрагов, бесплатным тиром для наколачивания ачивок. Один из персонажей страшной повести Алеся Адамовича «Каратели» — Оскар Дирлевангер, оберфюрер СС, командир 36-й гренадерской дивизии СС, названной в его же честь.
Он тоже, ни минуты не прослужив в вермахте, собрал неплохой урожай боевых орденов, в том числе несколько Железных крестов. За то же самое, что и Заковский, — за карательные операции против советских крестьян.

Другой вопрос, что Заковский совершал свои боевые подвиги тогда, когда не существовало не то что «Барбароссы», но и всего Третьего рейха, поэтому Дирлевангер по отношению к нему был не более чем подражателем, эпигоном.
Разумеется, сталинские фанаты с готовностью объяснят, что Заковский был хорошим, прогрессивным карателем, помогавшим убирать мусор с дороги в светлое коммунистическое будущее, а Дирлевангер — не более чем опьяневшая от вкуса крови нацистская собака. Совершенно соглашаясь с этой оценкой Оскара Паулевича, не премину заметить, что когда партия в лице товарища Сталина говорила «Надо!» — НКВД в лице Заковского чеканно отдавал «Есть!», даже когда речь шла об истреблении по национальному признаку.

19 января 1938 назначен заместителем наркома внутренних дел (НКВД) и начальником Московского управления НКВД. Столичное управление он возглавлял только два месяца, но именно на это время приходится пик репрессий в Москве, в том числе и против латышей. Именно в эти месяцы (с 20 февраля по 28 марта) осуществлялись самые массовые расстрелы на Бутовском полигоне.
Подследственный А. О. Постель, бывший начальник 3 отделения 3 отдела УНКВД по Москве и Московской области, показывал: «Арестовывали и расстреливали целыми семьями, в числе которых шли совершенно неграмотные женщины, несовершеннолетние и даже беременные и всех, как шпионов, подводили под расстрел... только потому, что они — „националы...“. План, спущенный Заковским, был 1000–1200 „националов“ в месяц». (Постель был арестован в начале 1939 г. и приговорён к 15 годам лагерей)[6].


Сам Заковский (урождённый Генрих Эрнестович Штубис), напомню тоже был латышом. Кому же ещё мог поручить товарищ Сталин массовые расстрелы латышей? Это вполне в его стиле. Точно так же на роль главы марионеточного Финского Народного Правительства, которое на штыках Красной армии пытались привести к власти в Хельсинки в 1940 году, был назначен Отто Куусинен, которого Владимир Ильич Ленин ещё за двадцать лет до этого ласково называл Финноедом.


Добрый и немного печальный Кудряшка Зак.
На Ромку Мадянова похож

Но вернёмся к войне Заковского с советской деревней.
Заковский показал себя в 1930 г. самым жестоким из местных руководителей ОГПУ, организовав с помощью тройки расстрел 4 762 чел. Под его руководством было подавлено несколько крупных крестьянских восстаний, десятки массовых волнений, сфабрикованы сотни групповых дел о «повстанческих, террористических, шпионских, вредительских, саботажнических организациях».

Почти пять тысяч расстрелянных — много это или мало? Это в 90 раз превышает число доказанных убийств Чикатило. Это вполне сопоставимо с количеством жертв экспериментов небезызвестного Отряда 731.
И это ощутимо больше числа приведённых в исполнение смертных приговоров столыпинских военно-полевых судов за всё время их существования.

Как видим, заслуги товарища Заковского более чем солидны. И вот со столь внушительным послужным списком ему пришлось больше года добиваться справедливого награждения! Чёрствость и бездушие бюрократов Реввоенсовета выглядят особенно вопиющими по контрасту с награждением организаторов убийства Соломона Михоэлса, за которое министр госбезопасности Белоруссии Лаврентий Цанава получил точно такой же орден Красного знамени! С ума сойти — ликвидацию какого-то старого еврея оценили так же, как разгром в неравном бою двух с половиной полков отборного кулачья!

Вот, полюбуйтесь-ка, как товарищ Заковский рисковал жизнью каждый божий день!

Москва, ОГПУ — т. Евдокимову Послано т. Сталину, т. Ворошилову.
3 марта 1930 г.

Совершенно секретно


По полученным 2 марта сведениям Барабинского и Омского окротделов, 2 марта под руководством кулаков восстали 4 села Муромцевского района Барабинского округа: Кондратьевское (что 210 км северо-восточнее Омска), Тармаклы (10 км севернее Кондратьевского), Лисино (37 км западнее Кондратьевского) и Кокшенево (30 км западнее Кондратьевского). Выступившие, количеством до 1000 человек, вооруженные охотничьими ружьями, трехлинейными винтовками, вилами, разоружили конвой, сопровождавший высылаемых местных кулаков, разгоняют колхозы, избивают и арестовывают колхозников и советский актив, устраивают шествия с иконами. Основные силы выступивших концентрируются в Кондратьевском, куда бандой стягивается конский состав. По сведениям из Омска, выступившими занят также районный центр Муромцево, что 20 км юго-западнее Кондратьевского. Банда по дорогам выставляет засады. Еще 1 марта [в] указанные села в момент выселения кулаков начали стекаться крестьяне из окружающих сел с требованием приостановить выселение, вернуть уже высланных и освободить арестованных, угрожая расправой местному активу, который при противодействии кулаками избивался. Наши мероприятия: 1) При получении сведений в ночь с 1 марта на 2 марта Омским и Барабинским окротделами высланы партотряды для ликвидации из ближайших районов —Большеречинского Омского округа и Киштовского Барабинского округа с количеством 40 человек оперативным составом райаппаратов окротделов; 2) 1 марта дополнительно высланы [из] Каинска отряд 40 человек коммунаров под ответственным оперсоставом, [из] Омска — 50 человек коммунаров и милиции во главе с помощником начальника окротдела; 3) 1 марта в 23 часа [из] Новосибирска выслана полковая школа нашего полка в составе 140 бойцов при полном вооружении во главе нач[альником] УПО ПП, на коего возложено проведение всей операции.

№ 809. Заковский Верно:

Вам когда-нибудь доводилось усмирять тысячную толпу неисправимых бунтовщиков, вооружённых и холодным оружием (вилы), и огнестрельным (берданки)? Не останавливающуюся ни перед чем, хоть даже и перед избиениями сельских активистов? Это тебе не в Брестской крепости загорать и не на Невском пятачке в бодрящие зимние атаки бегать!

Из доклада комиссии Барабинского окружкома ВКП(б) о восстании крестьян в Муромцевском районе Сибири
Совершенно секретно.


Потери действовавших по борьбе с бандитизмом отрядов и убытки, причиненные бандитизмом

За время оперирования бандитами убито 6 чел. (в том числе член окрисполкома т. Пугач) и избито свыше 70 чел. представителей Советской власти и партии, а также совактива и колхозников.
Материальные же убытки, причиненные бандитизмом, выражаются в сумме более 4200 руб. (по минимальному подсчету), и помимо этого сорвано проведение ряда очередных хозяйственно-политических мероприятий в деревне.


В ходе следствия было арестовано 1010 человек, из них привлечено к ответственности 441. По решению Тройки при ПП ОГПУ по Сибкраю под председательством Заковского 62 человека приговорены к расстрелу, 90 человек получили 10 лет концлагерей, 146 человек — по 5 лет, остальные — меньшие сроки.

Вот это — правильная, большевистская пропорция. Десять ваших за одного нашего (не считая застреленных при самом подавлении; с ними выйдет в полтора раза больше)!
Жаль, с немцами соотношение потерь похуже будет. Но это как раз потому, что Мальчиш-Плохиш Заковский выдал военную тайну. Всем выдал: и фашистам германским, и буржуинам английским, и панам белопольским, и националистам латышским. Такой вот spy gangbang.

А, с другой стороны, что ему оставалось делать после такой пощёчины от Реввоенсовета в 1931 году? Понятно, когда орденом Красного знамени наградили организаторов Большой мартовской депортации эстонцев в Сибирь в 1949 году — там больше двадцати тысяч человек переселили, это всё равно что окружить, взять в плен и отконвоировать в лагерь две дивизии вражеские. Но — за устранение одного престарелого Михоэлса, у которого и охраны-то никакой не было? Да вдобавок здесь, в СССР, в Минске, не в Мексике какой-нибудь?
Так боевые награды и девальвируются.

Но, конечно, не за побрякушки и даже не за персональный автомобиль совершал свои героические подвиги Леонид Заковский. Страшный бой он вёл, кровавый, смертный бой не ради славы — ради жизни на земле!



Мастер-класс изобличения шпионов, диверсантов и вредителей от т. Заковского:


Эти события совпали по времени с болезнью Ежова, вызванной, вероятно, переутомлением. Сразу после ареста Ягоды в Москву прибыл начальник ленинградского управления НКВД Леонид Заковский — видимо, чтобы прояснить обстановку и обезопасить себя накануне грядущей чистки. Ему было о чем тревожиться: по представлению Ягоды он награжден вторым орденом Красного Знамени (к пятнадцатилетию органов ВЧК-ГПУ), орденом Красной Звезды, получил звание «Почетного работника ВЧК-ГПУ», переведен из захолустной Белоруссии руководить вторым по значимости ленинградским управлением НКВД (достаточно сказать, что его предшественником по этой должности явился первый заместитель наркома внутренних дел СССР Агранов), получил наряду с первыми лицами в НКВД звание комиссара госбезопасности первого ранга и теперь, вероятно, волновался, как бы его не приняли за ягодовца. Его московская квартира находилась в доме 5 по Большому Кисельному переулку, где проживали также Ежов и Евдокимов, так что у него появилась возможность проведать больного наркома на дому. Показная заботливость Заковского простиралась до того, что он высказал опасение, не отравлен ли Ежов врагами-ягодовцами.
Тот, перепугавшись, срочно вызвал Фриновского и приказал ему проверить эту версию, а тот передал поручение Николаеву-Журиду. Последний понял это по-своему и принял свои меры: решено было срочно создать дело об «отравлении» Ежова. На роль исполнителя наметили шестидесятилетнего вахтера-курьера НКВД Ивана Михайловича Саволайнена, без малого двадцать лет отслужившего на этой должности в ВЧК-ОГПУ-НКВД. Он по своим должностным обязанностям имел доступ в кабинет Ягоды, а затем, соответственно, Ежова. Уже 2 апреля было получено «объяснение» от некоего П.А. Чикина, вахтера дома 9 по ул. Мархлевского, где ранее находилась одна из квартир Ягоды, будто Саволайнен передал ему на хранение чей-то пузырек. Но каким содержимым его наполнить? Николаев-Журид поспешил обратиться к начальнику Военно-химической академии Я.Л. Авиновицкому за консультацией. Не раскрывая существа дела, он описал симптомы заболевания Ежова (не упоминая, естественно, что речь идет о наркоме) и спросил, каким веществом можно достичь подобной интоксикации организма. Авиновицкий, сам в прошлом чекист (во время Гражданской войны он служил зампредом фронтовой ЧК), конечно, рад был помочь бывшим коллегам. Да и жил он неподалеку: в ведомственном доме № 17 по Лубянскому проезду, так что не исключено, что примчался по вызову Николаева-Журида в ночное время прямо из дома, это должно было занять у него не более нескольких минут . Корпусной комиссар предположил, что речь может идти об отравлении ртутью или свинцом (в августе Авиновицкого арестуют как «польского шпиона» и затем спешно, внесудебным порядком, «ликвидируют» как «врага народа»). Разумеется, в пузырьке была «обнаружена» ртуть. Решили, что этого недостаточно, надо «подвязать» Саволайнена к делу покрепче. 8 апреля нагрянули с обыском к нему домой (он проживал в квартире 3 дома 12 по Фуркасовскому переулку, где до революции размещался магазин инженерных механизмов Кеппера, а ныне на его месте находится подъезд № 5 Главного здания ФСБ РФ) и, конечно, «нашли» в подъезде дома еще один флакон со ртутью. Однако помещенный в тот же день во Внутреннюю тюрьму Саволайнен, а также Ягода решительно отказались признаваться в какой-либо причастности к этой истории. В дело решено было ввести «посредника» — недавно арестованного бывшего секретаря Ягоды Павла Буланова.

Ежов первое время вроде бы тоже планировал использовать Буланова как помощника: 28 ноября 1936 г. тот по его представлению был даже награжден высшей на тот момент советской наградой — орденом Ленина. Но все же Ежов заменил Буланова его заместителем Дейчем, а самого Буланова решил использовать в несколько ином качестве: как сообщника Ягоды по террористической деятельности. С этой целью Буланова начали интенсивно допрашивать о том, как он якобы получил от Ягоды отравляющее вещество и передал его Саволайнену для отравления Ежова. Поскольку быстро получить от него признание оказалось невозможно, были составлены поддельные протоколы с «признаниями» Ягоды и Буланова, предъявленные Саволайнену. Кроме того, изготовили фальшивый протокол допроса Ягоды, где было написано, что он поручил изготовление раствора ртути, который можно было распылить в кабинете Ежова, знаменитому биохимику профессору Збарскому, известному тем, что он бальзамировал тело В.И. Ленина. Збарского под страхом ареста в качестве соучастника Ягоды заставили помочь Николаеву-Журиду в фальсификации еще одного доказательства: глубокой ночью с 9 на 10 апреля — через сутки после ареста и допроса Саволайнена — они втерли в ткань занавесок и обивку кресла в кабинете Ежова раствор ртути; члены экспертной комиссии — известные ученые — заранее были доставлены в здание НКВД и ожидали возможности войти в кабинет для осмотра; ближе к утру их пригласили, и они дали заключение о том, что в обстановке кабинета имеется содержание ртути.
Так в деле Ягоды появилось единственное документальное доказательство. Его следовало подкрепить показаниями Саволайнена и Буланова. Шестидесятилетнего Саволайнена стали ежедневно избивать, а однажды в кабинет вошел Фриновский и объявил едва живому от побоев пожилому человеку: «Нужно сознаваться, а потом поговорим о твоей судьбе». Не выдержав, Саволайнен подписал требуемые показания. Следующим сдался Буланов: он подписал признательные показания на допросе у Ежова, который обещал за это сохранить ему жизнь. Оставалось получить признание Ягоды. Однако ни очная ставка с Булановым, ни вызов на допрос к Ежову не дали ожидаемых результатов. Коган, один из вновь назначенных начальников отделений в секретно-политическом отделе, подготовил протокол допроса Ягоды, где содержался подробный рассказ о том, как тот пытался убить Ежова с помощью Буланова и Саволайнена, протокол отредактировал его шеф Курский, однако возникла заминка с подписанием: Ягода категорически отказывался это сделать.

На двух очных ставках в середине апреля Ягода послушно «изобличил» Паукера и Воловича. Он упорствовал лишь в своем отрицании попытки отравить Ежова. У последнего это вызвало крайнее раздражение. Он вызвал из Ленинграда Заковского и потребовал от него делом доказать свое же собственное обвинение в отравлении. И тот не подвел: по свидетельству одного из его сотрудников, «Заковский, допрашивая в Москве арестованного Ягоду, избивал его резиновой дубинкой, и тот в результате подписывал протоколы допроса... конечно, под воздействием резиновой палки арестованный Ягода мог подписать любое измышление следователя...» [Справка работников Прокуратуры СССР и следственного отдела КГБ СССР по поводу записки А.А. Яковлева «некоторые соображения по итогам изучения обстоятельств убийства С. М. Кирова» 14 июня 1990 г.]. 26 апреля он подписал, наконец, подготовленный Курским и Коганом протокол, в котором признавал себя не только главою контрреволюционного заговора в руководстве НКВД, но и организатором отравления Ежова.

Сергей Циркун. Кровавые ночи 1937 года. Кремль против Лубянки


Расстреляли, в конечном итоге, разумеется, всех. И Ягоду, и Ежова, и Заковского. И вовсе не за извращения социалистической законности и не за выбивание из арестованных признаний в выдуманных преступлениях, а за шпионаж, измену, подготовку покушений на партийных вождей. Николаю Ивановичу в качестве вишенки на шоколадном торте инкриминировали мужеложство в антисоветских и корыстных целях.


А что же старик Саволайнен, обвинённый в отравлении Ежова, вскоре после этого изобличённого в качестве врага народа?

САВОЛАЙНЕН Иван Михайлович, 1878 г.р., урож. д. Фиюкатово, Петергофский у., Витинская вол., СПб губ., образование низшее, б/п, курьер-вахтер в НКВД СССР. Прож. в г. Москва, Фуркасовский пер., д. 12/1, кв. 3. Арест. 8.04.37 г. Осуж. в особом порядке. Расстр. 14.08.37 г. в г. Москва, Донское кладбище. Реаб. 8.06.59 г. Военным трибуналом МВО.


_________________________________________
P.S.: Эта запись была уже почти закончена, когда мне совершенно случайно встретилась знакомая фамилия в довольно неожиданном месте.


Вы, полагаю, узнали человека, изображённого на портрете. Это — маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, ярко проявивший себя в Московской, Сталинградской, Курской битвах, Белорусской и Берлинской наступательных операциях, по праву командовавший Парадом Победы в Москве 24 июня 1945 года. Право это было заслужено не только полководческими дарованиями, но и кровью — в марте 1942 года он получил тяжёлое осколочное ранение, после которого пришлось восстанавливаться в госпитале свыше двух месяцев.
Это не считая ран Первой мировой, от участия в которой он тоже не уклонялся.

Вы, вероятно, помните и о том, что в 1937 году Рокоссовский был арестован по обвинению в работе на польскую и японскую разведки (одновременно, как водится). Дальше всё проходило по отработанному сценарию — выбитые зубы, сломанные рёбра, отбитые молотком пальцы. Из необычного — разве что две инсценировки расстрела во дворе тюрьмы (холостыми патронами). Примерно в таком режиме Константин Константинович коротал время на протяжении двух с половиной лет, за которые, однако, не только не признал обоснованными предъявленные ему бредовые обвинения, но и не оговорил никого из своих знакомых.

Так вот.

Угадайте с трёх раз, кто в это время был руководителем Ленинградского управления НКВД и принимал личное участие в пытках Рокоссовского.
Tags: социалистическая законность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments