Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Всю ночь ходила она по хутору и просила, чтобы ее пустили с ребенком погреться

В комментариях к предыдущей записи пришлось перебанить несколько наиболее оголтелых отрицателей Голодомора, в чем я не испытываю ни малейшего раскаяния. Однако считаю нужным подробнее разъяснить мотивацию столь радикальных действий.

Вот разгневанный пост самого пострадавшего [в генетической лотерее, вестимо]:


* * *


Беглого взгляда на эту таблицу хватит, чтобы заметить аномальную смертность 1931-1933 гг. С обычного уровня в 2,6-2,7 миллиона человек в год она резко переваливает за 3 миллиона, а в 1933 - за 5 (кстати, приведены данные только по РСФСР, а не по всему Советскому Союзу). Удивляться тому, что рост начинается ещё до неурожая 1932 года, не стоит, - ведь с самого 1930 вовсю шла сталинская сплошная коллективизация, включавшая в себя, помимо всего прочего, вышвыривание сотен тысяч раскулаченных крестьян вместе с семьями в необжитую тундру, тайгу и болота. Естественно, они там быстро уходили в землю, что и привело к нарастанию смертности задолго до всякой засухи.


Источник: Докладная записка ОГПУ от 9 февраля 1931 г. о высланных кулаках 2-й категории. Государственный архив Российской Федерации.Ф-Р.9414.Оп.1.Д.1943.Л.107.

Соответственно, с февраля 1930 г. по 1 декабря 1930 г. в Севкрае, под данным ОГПУ, из 126 095 человек умерло 21 213. Что составило 16,8% от общего количества выселенных. Фактически, менее чем за год в Севкрае из группы депортированных в более чем 120 тыс. человек погиб каждый пятый депортированный. Любой человек, имеющий хотя бы самое рудиментарное представление о медицинской статистике и коэффициентах смертности должен отдавать себе совершенно трезвый отчет, что означает годовой коэффициент смертности почти в 17% для 120 тыс. группы людей в невоюющей и формально неголодающей стране, которая уже давно восстановилась после разрухи Первой мировой и Гражданской войн.

Я подскажу, с чем можно сравнить смертность в 16,8%. Это превышает официальные демографические потери СССР за все четыре года Великой Отечественной войны, вместе взятые (если оценивать их в привычные 27 миллионов).
Иными словами, раскулаченные (т.е. высланные в административном порядке, безо всякого суда) крестьяне в Северном крае уже в 1930 году истреблялись в несколько раз интенсивнее, чем будет истребляться советское население нацистскими оккупантами на протяжении Второй мировой.

Докладная записка инспекторов Наркомздрава и НКВД о расселении кулацких семей в Севкрае (1930 г.)

14. Медицинского обслуживания недостаточно в городе, на периферии почти нет никакого. Пункты прикреплены к участкам, которые иногда отстоят на десятки километров. Много больных. Среди детей распространены: кок­люш, корь, скарлатина (больные скарлатиной пока изолируются). Много ро­жениц. Они принимаются в больницы, а другие их дети остаются без присмот­ра.

16. Трудоспособное население отправлено на работы к хозорганам, там на­ходится на одинаковых условиях с рабочими; живет в приспособленных бара­ках, получает нормальную пищу. Таким образом, вся тяжесть положения ло­жится на детей, женщин и стариков.

17. Моральное состояние населения пунктов тяжелое, жизнь их не урегу­лирована твердыми правилами, пока находятся всецело в зависимости от ко­мендантов. Не имеют представления о своей судьбе — разъяснительная работа не велась. Часто приходилось слышать: «Лучше бросьте в море, перебейте детей, чем морить медленной смертью» или «Ну, виноваты, а за что должны страдать маленькие дети», или «Брошу детей, сама убегу, куда глаза глядят» и т. д.



Старший инспектор НКЗдрава Ивицкий
Старший инспектор НКВД Крижевский
Начальник 1 отдела штаба ВКС РСФСР Крылов

Источник: ГАРФ. Ф. 393. Оп. 43 а. Д. 1796. Л. 306-307. Подлинник.


Речь, подчеркну, идёт не о 1933 и даже не о 1931, а ещё лишь о 1930 годе. И всего об одном крае всего одной союзной республики. И уже есть 21 тысяча трупов на 126 тысяч высланных.

Дальше - больше.

Из письма М.А. Шолохова И.В. Сталину от 4 апреля 1933 г.

Я видел такое, чего нельзя забыть до смерти: в хут. Волоховском Лебяженского колхоза ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми?

Мне казалось, что это один из овчинниковских перегибов, но в конце января или в начале февраля в Вешенскую приехал секретарь крайкома Зимин. По пути в Вешенскую он пробыл два часа в Чукаринском колхозе и на бюро РК выступил по поводу хода хлебозаготовок в этом колхозе. Первый вопрос, который он задал присутствовавшему на бюро секретарю Чукаринской ячейки: «Сколько у тебя выселенных из домов?». «Сорок восемь хозяйств». «Где они ночуют?» Секретарь ячейки засмеялся, потом ответил, что ночуют, мол, где придется. Зимин ему на это сказал: «А должны ночевать не у родственников, не в помещениях, а на улице!»

После этого по району взяли линию еще круче. И выселенные стали замерзать. В Базковском колхозе выселили женщину с грудным ребенком. Всю ночь ходила она по хутору и просила, чтобы ее пустили с ребенком погреться. Не пустили, боясь, как бы самих не выселили. Под утро ребенок замерз на руках у матери.

Современники! Соотечественники! Узнаёте ли вы свою харю?




А саму д о р о г у, сам путь этот крёстный, крестьянский - уж этот соцреалисты и вовсе не описывают. Погрузили, отправили - и сказке конец, и три звёздочки после эпизода.

А грузили их: хорошо, если по тёплому времени в телеги, а то - на сани, в лютый мороз - и с грудными детьми, и с малыми, и с отроками. Через село Коченево (Новосибирской области) в феврале 1931-го, когда морозы перемежались буранами, - шли, и шли, и шли окруженные конвоем бесконечные эти обозы, из снежной степи появляясь и в снежную степь уходя. И в избы войти обогреться - дозволялось им только с разрешения конвоя, на короткие минуты, чтоб не держать обоза. (Эти конвойные войск ГПУ - ведь живые же ведь пенсионеры! ведь помнят, поди! А может - и не помнят...) Все тянулись они в нарымские болота - и в ненасытимых этих болотах остались все. Но еще раньше, в жестоком пути, околевали дети.

В том и был замысел, чтоб семя мужицкое погибло вместе со взрослыми. С тех пор как Ирода не стало - это только Передовое Учение могло нам разъяснить: как уничтожать до младенцев. Гитлер уже был ученик, но ему повезло: прославили его душегубки, а вот до наших нет никому интереса.

Знали мужики, что' их ждёт. И если счастье выпадало, что слали их эшелонами через обжитые места, то своих детей малых, но уже умеющих карабкаться, они на остановках спускали через окошечки: живите по людям! побирайтесь! - только б с нами не умирать.

(В Архангельске в голодные 1932-33 годы нищим детям спецпереселенцев не давали бесплатных школьных завтраков и ордеров на одежду, как другим нуждающимся.)

В том эшелоне с Дона, где баб везли отдельно от казаков, взятых на "собрании", одна баба в пути родила. А давали им стакан воды в день и не всякий день по 300 граммов хлеба. Фельдшера? - не спрашивай. Не стало у матери молока, и умер в пути ребёнок. Где ж хоронить? Два конвоира сели в их вагон на один пролёт, на ходу открыли дверь - и выбросили трупик.

А. И. Солженицын
Архипелаг ГУЛАГ

Наивность? Может быть. А, впрочем,
При чем тут качества ума?
Они наивны были очень, -
Врываясь с грохотом в дома.
Когда неслись, как злые ливни,
Врагам возможным смертью мстя,
Вполне наивны. Так наивны,
Как немцы - десять лет спустя.

Да, там, на снежном новосельи,
Где в степь состав сгружал конвой.
Где с редким мужеством терпели -
И детский плач, и женский вой.


Наум Коржавин
Наивность

* * *


Но вернёмся к общесоюзным показателям из таблицы, воспроизведённой в начале записи.
Арифметики уровня второго класса достаточно, чтобы оценить эту суммарную сверхсмертность 1931-1933 гг. - она превысит два миллиона человек. Даже если бы лишь 10% погибших были несовершеннолетними, это уже давало бы больше 200 тысяч умерщвлённых сталинской политикой детей, то есть моё утверждение о сотнях тысяч подтверждалось бы.
Но в действительности несовершеннолетние составляли далеко не 10%, а порядка 18,6% населения СССР (по данным переписи 1939 года).
При этом нет никаких оснований утверждать, что они вымирали от голода менее активно, чем взрослые. Напротив, анализ четырёх советских массовых голоданий первой половины XX века (1921-1922 гг., 1932-1933 гг., 1941-1942 гг. в Ленинграде, 1946-1947 гг.) позволяет уверенно утверждать, что у ребёнка при прочих равных условиях шансов на выживание было меньше, чем у взрослого, по той простой причине, что они в практически не способны ни самостоятельно заработать на ставшую резко дефицитной еду, ни отнять её у кого-либо силой. Так что есть веский повод поднять 200 тысяч как минимум 300-400. Но делать этого мы не будем, потому что в реальности всё гораздо печальнее.
Дело в том, что в приведённой выше таблице отражена зарегистрированная смертность. Которая значительно отличалась от фактической. Это не мои домыслы, а однозначные выводы авторов монографии, из которой она взята. Предоставим слово компетентным специалистам (см. главу 5):

Известно, что длительное недоедание, некачественное и несбалансированное питание ведет к повышению смертности. Поэтому рост смертности в период голода 1933 г. наблюдался повсеместно. Так, общее число умерших в городах Европейской России (РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Ед. хр. 58) в 1933 г. было в 1,6 раз больше, чем в 1934 г., причем практически от всех без исключения причин смерти. Максимальные различия были отмечены в числах умерших от болезней неполноценного питания - выше в 5,1 раз; от энтерита и колита - в 2,6 раза; от сыпного тифа - в 2,7 раза (скорее всего, это результат появления беженцев); от старческой дряхлости - в 2,2 раза; а также от прочих недостаточно определенных причины смерти - в 2,8 раза.
Такова ситуация в городах, где по всем свидетельствам последствия голода были много слабее, чем в сельской местности, а полнота регистрации - выше. Достаточно сказать, что по данным регистрации число умерших в сельских местностях Европейской России в 1933 г. только в 1,3 раза больше, чем в 1934 г. В условиях значительной недорегистрации, уровень сверхсмертности 1,8 означает уже массовую гибель людей в результате голода.
Чем выше смертность в следствие голода, тем хуже она учитывается, а когда смертность становится массовой, регистрация, скорее всего, вообще прекращается. Как отмечал В.В. Цаплин (1989, с. 178) многие загсы оказались не в состоянии выполнять функцию регистрации смертей, ибо смертность носила массовый характер.
Мы предприняли попытку оценить уровень сверхсмертности в России в 1933 г. опираясь на имеющуюся у нас информацию. Итак, уровень сверхсмертности по СССР в целом, достаточно надежно обоснованный исходя из динамики населения страны с 1927 по 1936 гг., составляет по нашим расчетам 7,35 млн человек (АДХ, 1993, с. 36-52). По имеющимся статистическим данным, сверхсмертность в стране составляла много меньше - 2,29 млн человек. Наш расчет можно интерпретировать так - около 30% умерших в следствие голода было зарегистрировано. Общий недоучет умерших в 1933 г. составил более 56%, а умерших в следствие голода составил, порядка 70%. Напомним, что по нашим расчетам недоучет умерших в 1931-1932 гг. в СССР составлял около 38%, а в 1934-1935 гг. - 27%. Высокий недоучет в 1931-1932 и, отчасти, в 1933 г. связан с тем, что на целом ряде территорий, включая пострадавший от голода Казахстан, регистрация умерших, практически отсутствовала.
Попытаемся сравнить эти выводы с известными оценками для Украины, где голод носил массовый характер. По большинству оценок (Перковский, Пирожков, 1990, Пирожков, 1991), людские потери Украины составили 4 млн человек. Это означает, что недоучет умерших равнялся 64% от общего числа умерших, и было зарегистрировано, примерно, 32% умерших в следствие голода.
Как мы отмечали, в России голод не носил столь всеобщего характера как на Украине. Но ситуация в большинстве областей Центрально-Черноземного региона, на Нижней Волге и Северном Кавказе весьма сходна с ситуацией на Украине. Если допустить, что и там было зарегистрировано также примерно 1/3 умерших от голода, а в остальном регистрация умерших была полной, то окажется, что в целом по России потери от голода составили около 2,15 млн или в 2,4 раза больше, чем по данным статистики.
Ситуация на Верхней Волге и Урале, конечно, была несколько легче (индекс сверхсмертности 1,3), но несомненно, что и там смерти от голода учитывались неполностью. Если допустить, что на этих территориях часть смертей в результате голода, оставшихся вне регистрации, в два раза ниже, чем на Украине, то мы получим оценку уровня сверхсмертности в России в 1933 г. равную 2,3 - 2,4 млн человек. Очевидно, что помимо экстраординарной недорегистрации существует и обычная, свойственная для 1932 и 1934 гг., что следует учесть при дальнейших расчетах.

Е.М. Андреев, Л.Е. Дарский, Т.Л. Харькова
Демографическая история России: 1927-1959

Иными словами, исследователи, к авторитету которых пытался прибегнуть мой оппонент, оценивают голодную сверхсмертность 1932-1933 годов на уровне 7,35 миллионов человек. Даже если всего 3% из них были детьми (неправдоподобно низкая доля, которая заведомо не могла иметь места в реальности, но используется мной для наглядности), это уже даёт 220 тысяч погибших. То есть те самые сотни тысяч, о которых и шла речь.

И вот этой работой меня собираются опровергать. Те, кто так поступает, попросту не пригодны к ведению человеческой дискуссии. Они не в состоянии понять содержания чётко и ясно написанного демографического исследования, отнюдь не перегруженного сложным математическим аппаратом. Не будучи способны поддерживать хоть сколько-то содержательный спор, они все до одного скатываются в абсолютно шаблонное и тупое юродство - ахаха, какие сотни тысяч! миллионы! миллиарды уничтоженных лично Сталиным!

Подмена тезиса (лат. ignoratio elenchi) — логическая ошибка и один из демагогических приёмов, основанных на опровержении фиктивной точки зрения с целью обоснования другого утверждения.
Позволяет одному из участников спора искажать какой-либо аргумент своего оппонента, подменяя его похожим, но более слабым или абсурдным. Спорщик затем опровергает этот искажённый аргумент, создавая при этом видимость того, что был опровергнут аргумент, не созданный им самим, а первоначальный.


И подобный демагогический мусор мне предлагают вместо содержательной полемики. Естественно, уходят в бан. И будут уходить впредь. Продолжая верещать в своих уютных днявочках, что либералофашисты снова банят их за убеждения.
Но какие убеждения могут быть у одноклеточных?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments