Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Стена: советское право не знает паспортной системы

А знаете, что нанесло самый мощный удар по сталинизму? Думаете, XX съезд? Не-а. XX съезд бил по идеологической надстройке. Он, по сути, осуждал лишь Большой террор, и лишь в той части, в которой им была затронута партия. А прочие сталинские перегибы предпочли не ворошить.
Нет, по-настоящему подкосил сталинизм не Хрущёв, а хрущёвки. Программа массового строительства многоквартирных домов. Да, они были дешёвыми, тесными, с низкими потолками, тонкими стенами и протекающими крышами. Но это были отдельные квартиры. Не коммунальные. Это был удар не по идеологической надстройке, а по экономическому базису. По тому самому базису, что подталкивал людей неусыпно следить за соседями и стучать на них. Чем беднее и неустроеннее живут люди, тем легче построить их в тоталитарное общество. Обратите внимание, как зримо рассыпались прогнозы Маркса о неминуемой победе пролетарской революции в первую очередь в наиболее развитых странах мира - в Англии, Франции, США. Ведь по Марксу именно там производительные силы общества достигли наибольшей степени развития, и именно там оковы буржуазных производственных отношений в наибольшей степени сдерживали дальнейший рост этих сил. И именно там должны были прогреметь залпы аврор!
В реальности, как мы знаем, социализм начали строить на развалинах бывшей Российской империи. Великой державы своего времени, но экономически явно отстающей от европейских стран. Но, может быть, в российском случае неизбежное движение вверх по лестнице исторического прогресса ускорилось кризисными явлениями Первой мировой войны, а потом и в Европе всё пошло как по писаному? Ничуть не бывало. Знаете, кто приступил к строительству социализма следом за Россией? Не Англия, нет. Монголия. В которой и буржуазии-то никакой народиться не успело. И Китай стал красным ещё тогда, когда сам от Монголии недалеко ушёл. И Вьетнам. И Камбоджа. И Северная Корея.



Одновременно с Китаем строить социализм начала и экономически куда более развитая Восточная Европа, но никаким стихийным взрывом народного гнева там и не пахло, это были в чистом виде импортированные извне "революции". Государственные перевороты на советских штыках. Там, куда не дошла советская армия, никаких жёстких коммунистических правительств и не возникло. Там, откуда она ушла в 80-е годы, они были почти повсеместно свергнуты.

Таким образом, реальный исторический опыт продемонстрировал прогностическую несостоятельность марксизма. Но Хрущёв-то был марксистом убеждённым, и полагал, что улучшение жизненных условий советских граждан не ослабит их веру в коммунистическую идею, а укрепит. Он действительно старался смягчить остроту жилищного вопроса, тогда как Сталину на него было вообще плевать.



Обратите внимание, как ничтожен рост жилищной обеспеченности в сталинские годы (откровенно говоря, он отрицателен). К 1953 году она была ниже, чем в 1913. И лишь при Хрущёве проблема начала решаться системно.
Необходимо чётко понимать, что монументальные сталинские здания, выглядящие столь эффектно по сравнению с непритязательными хрущёвскими коробками, никогда не являлись и не должны были стать домами для простого народа. Это именно что элитное жильё для избранных, составлявшее совершенно незначительную часть общего фонда. И выглядит оно лучше хрущёвского вовсе не потому, что Рябой заботился о народе больше Кукурузника, а по той же самое причине, по которой "Чайка" оказалась куда престижнее и комфортабельнее "копейки".
Сталин прекрасно понимал, как хроническая теснота превращает самых заурядных граждан в деятельных пособников его спецслужб, и совершенно не спешил исправлять эту ситуацию. Поэтому институт прописки в его годы работал куда надёжнее нынешней регистрации - слишком уж много имелось добровольных помощников у органов правопорядка.
У внимательного читателя может возникнуть резонный вопрос - но как же элита, для которой всё-таки строились нормальные комфортабельные дома с просторными квартирами, высокими потолками, электрическими лифтами, встроенными мусоропроводами, вот этим всем?.. Кто же следил за лояльностью этих особо ответственных товарищей, лишённых неусыпного ока соседей по коммуналке?
Да кому нужно - те и следили. Напрямую.

Горячая вода (огромное новшество для тех лет!) подавалась от теплоцентрали. В ту далекую пору дом на набережной стал своего рода прообразом жилья светлого будущего, где все удобно, целесообразно и... прозрачно. Не зря "особо ударную" стройку курировал Ягода: один подъезд дома (N 11) оказался... нежилым. Попавшие в него после долгих поисков ключа тележурналисты были поражены: поднявшись в полной тьме до самого верха, они не обнаружили ни одной квартиры! Нет в подъезде и лифта. Никто из обитателей дома не смог внятно объяснить этой загадки. Оставалось догадываться: то ли отсюда прослушивали квартиры жильцов других подъездов, то ли за стенами скрыты некие тайные помещения. Впрочем, конспиративные квартиры чекистов тоже имелись. Работавшие в доме под видом комендантов, консьержей, лифтеров работники органов жили в них, встречались со своими осведомителями или прятали таинственных жильцов, как, скажем, агента советской разведки в Южной Африке Дитера Герхардта.

Очень удобно. Но каждый многоквартирный дом советской страны консьержами в штатском не заселишь, поэтому Сталин решил не увлекаться строительством массового жилья вообще. Его вполне устраивало, что большая часть городского населения СССР ютится друг у друга на головах, отлично зная при этом, что удачным доносом на соседа легко можно расширить площадь, причитающуюся своей семье. На этом и базировалась эффективность раннесоветской прописки.

Помните, как там писал Маяковский - я достаю из широких штанин и все возмущённо кричат: "Гражданин!!!" дубликатом бесценного груза - читайте, завидуйте, я гражданин Советского Союза! Помните, что за бесценный груз выхватывал из штанов поэт? Советский паспорт, да, вот только паспорт-то - заграничный. Тот самый документ, который позволял выехать за пределы Советского Союза на легальной основе, без риска для жизни (хотя, разумеется, и с обязательством вернуться в установленный срок).
А внутренних паспортов тогда ещё не было. Их введут лишь Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27.12.1932 "Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов".
Для чего Сталину потребовались внутренние паспорта, без которых Советская Россия вполне обходилась на протяжении почти полутора десятилетий? Именно для того, чтобы ограничить свободу передвижения граждан не только через государственную границу, на охране которой не экономили, но и внутри страны.

Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов. Что это значит: свобода передвижения?.. Это значит, чтобы и в России были уничтожены паспорта (в других государствах давно уже нет паспортов), чтобы ни один урядник, ни один земской начальник не смел мешать никакому крестьянину селиться и работать, где ему угодно. Русский мужик настолько еще закрепощен чиновником, что не может свободно перевестись в город, не может свободно уйти на новые земли. Министр распоряжается, чтобы губернаторы не допускали самовольных переселений: губернатор лучше мужика знает, куда мужику идти! Мужик — дитя малое, без начальства и двинуться не смеет! Разве это не крепостная зависимость? Разве это не надругательство над народом?..









Паспортная система в сочетании с институтом прописки и стала той булавкой, которым советские граждане довольно надёжно пришпиливались к назначенному им месту проживания. Ведь прописка была разрешительной, а не уведомительной. Варлам Шаламов уже при Хрущёве ездил к своим московским друзьям тайком, а на ночь у них оставался практически контрабандой, поскольку рассчитывать на получение столичной прописки ему не приходилось, хотя на дворе стояла оттепель.
При этом, разумеется, выдача документов нового образца в 1933 году в лучших сталинских традициях вылилась в полноценную чистку. Для того, чтобы изгнать из города того или иного жителя, уже не требовалось заморачиваться ни уголовным делом, ни судебным решением, ни постановлением какого-либо ОСО: просто не выдать ему паспорт - и готово! (Точно по этой же схеме проходила перерегистрация общественныех организаций в 20-е годы, переоформление партбилетов в середине 30-х, и т.д., и т.п.)

В Москве и Ленинграде, первыми подвергшихся паспортизации, эта операция послужила поводом для чистки всего городского населения. Тех, кто не выдерживал проверку ОГПУ, в первую очередь беглых кулаков и лишенцев, лишали прав на жительство и выгоняли из города. Комиссия Политбюро сделала все возможное, чтобы четко определить, кому не следует выдавать паспорта. Бывшие кулаки и раскулаченные подлежали изгнанию, невзирая на нынешний род занятий. Под удар попала также более широкая группа недавних выходцев из деревни, особенно тех, кто не имел квалификации, постоянного занятия или места жительства, и тех, кто приехал в город "исключительно в целях личного устройства". Священники тоже попали в этот список, кроме тех, кто служил в дей­ствующих церквях (число которых сильно уменьшилось после антирелигиозной кампании 1930 г.) или был "на иждивении крупных специалистов" - инженеров, профессоров и т.п.

Не успели паспортные отделы ОГПУ начать работу, как центральные правительственные органы и городские советы оказались засыпаны жалобами тех, кого необоснованно лишили паспортов. Как с неудовольствием сообщали из секретариата Калинина, "не выдаются на практике паспорта трудящимся, многим молодым рабочим, специалистам и служащим, даже комсомольцам и членам ВКП(б) только за то, что они по своему происхождению дети бывших дворян, торговцев, духовенства и т.п." [ГАРФ. Ф. 3316 с. ч. Оп. 2. Д. 1227. Л. 101].
26-летнему Михаилу Звереву, помощнику бухгалтера на одной московской фабрике, отказали в выдаче паспорта на том основании, что его отец был священником, хотя младший Зверев с 1929 по 1931 г. служил в Красной Армии и давно не поддерживал контактов с отцом. Н. Гельд-Фишман отказали на том основании, что ее первый муж был расстрелян в 1930 г. (подробности не уточнялись), хотя она вышла замуж второй раз еще в 1923 г. Пункт о "недавно прибывших" вызывал всевозможные недоразумения. Два брата и сестра Коротковы, бывшие беспризорники, родились в Москве. Государство отправило их в Воронеж учиться на ткачей, потом они работали сначала на воронежской фабрике, а после ее закрытия - на московском текстильном комбинате. Им отказали в выдаче паспортов как недавно приехавшим в Москву. Был еще более нелепый случай: юноше, направленному из Ташкента на учебу в Ленинградскую консерваторию, - одному из сотен студентов, посылаемых в столицу из национальных республик в рамках программ выдвижения национальных кадров, - не выдали паспорт на том основании, что он не ленинградец [ГАРФ. Ф. 3316 с. ч. Оп. 2. Д. 1227. Л. 117-126].

Шейла Фицпатрик
Повседневный сталинизм

Из этого фрагмента хорошо видно, против кого в первую очередь были направлены рогатки сталинской паспортной системы.


Мир таинственный, мир мой древний,
Ты, как ветер, затих и присел.
Вот сдавили за шею деревню
Каменные руки шоссе.

Так испуганно в снежную выбель
Заметалась звенящая жуть.
Здравствуй ты, моя черная гибель,
Я навстречу к тебе выхожу!

Город, город, ты в схватке жестокой
Окрестил нас как падаль и мразь.
Стынет поле в тоске волоокой,
Телеграфными столбами давясь.

Жилист мускул у дьявольской выи,
И легка ей чугунная гать.
Ну, да что же? Ведь нам не впервые
И расшатываться и пропадать.

Пусть для сердца тягуче колко,
Это песня звериных прав!..
...Так охотники травят волка,
Зажимая в тиски облав.



Эти строчки были написаны в 1921 году, когда колхозами ещё и не пахло. Пахло продразвёрстками и человечьим мясом, которое варили крестьяне после ухода продотрядов. Многие тогда отворачивались от этих картин, отказывались их воспринимать, списывали на тяжёлое наследие войны.
Есенин, как и Маяковский, видел дальше своих современников. И Есенин, как и Маяковский, убил себя, когда самые жуткие его прозрения начали воплощаться в жизнь. Они ушли из жизни до разворачивания коллективизации - и тем самым невольно выразили своё отношение к происходящему. Недаром же Мандельштам говорил, что смерть художника - это его последний творческий акт.

О том, как начиналась коллективизация, в этом блоге уже писалось. О том, как она продолжалась, многое ещё будет сказано. В 1933 году, когда началась паспортизация населения СССР, колхозники оказались отстранены от неё изначально. Им паспортов не полагалось вообще, за редкими исключениями. И это, конечно, не означало, что они тем самым выводились из-под действия системы прописки. Они, напротив, ещё сильнее ей придавливались. Для понимания этого достаточно попробовать купить билет на поезд без паспорта. Если у вас был паспорт с воронежской пропиской, то жить в Москве вы права не имели, но хотя бы могли съездить в неё, встретиться со знакомыми, подать жалобу или заявление о реабилитации. Без паспорта вы не только автоматически превращались в нелегала везде, кроме собственного села, но и выехать за его пределы могли лишь по особому разрешению от сельсовета. Или нелегально, на перекладных (только кто же станет связываться с пассажиром, за подвоз которого вполне реально стать фигурантом уголовного дела).

Так ведь народ разбежится из таких колхозов. Нет, граждане! У нас все предусмотрено. Чтобы из колхозов народ не побежал, были введены внутренние паспорта. Но только для тех, кто живет в городе. А колхознику паспорт не положен. Нет, не заграничный паспорт. Граница на замке. Из рая не сбежишь. Колхознику не полагался внутренний паспорт. Зачем он рабу? А без паспорта колхозники — то есть большинство населения страны — формально гражданами своей страны не являлись. Собакам паспорт полагался, колхознику — нет. Собаку можно было возить в самолете, а колхозник никогда в самолете не летал. Не для тебя, дорогой товарищ, конструкторы Туполев и Антонов стараются. Рылом ты не вышел в пассажирском самолете летать. И в гостиницу колхозников не пускали. Скоту и колхозникам там не место.

В. Суворов
Кузькина мать
Хроника великого десятилетия

Именно благодаря паспортной системе стала возможна организация блокады, по сравнению с которой лениградская - жалкое подражание. И по географическому размаху, и по числу жертв.

2 февраля 1933 года ГПУ УССР направило Справку о проведённой работе:
«На протяжении декабря и января, в процессе проведения хлебозаготовительной кампании, отмечались массовые выезды из сёл крестьян, главным образом злостных несдатчиков хлеба. В целях пресечения выездов из сёл органами ГПУ был принят ряд решительных мер, заключающихся: в категорическом запрещении сельсоветам выдавать какие-либо справки на выезд; мобилизации агентуры и сельского актива на выявление организаторов выездов; создании по линии транспортных органов ГПУ и по районам оперативных заслонов; арестов организаторов и зачинщиков побега; постановки вопроса перед районными органами о проведении массово-разъяснительной работы.

Результаты проведенных мероприятий за период с 23/І по 2/ІІ характеризуются следующим образом. Всего по районам Украины заслонами задержано и профильтровано 3861 чел., из них: водворено по месту постоянного жительства — 3521 чел., арестовано — кулаков, твердосдатчиков, бездокументных, уголовников и отказавшихся от возвращения к месту жительства — 340 чел. На кулаков, твердосдатчиков и отказавшихся от возвращения оформляются дела на высылку, остальные проверяются и отсеиваются. Арестовано 252 организатора и зачинщика побегов, на которых заканчиваются дела для заключения их в концлагерь.

На железных дорогах за это же время заслонами задержано и профильтровано на Украине — 16 733 чел., в том числе:

колхозников — 7106;
единоличников — 7870;
кулаков и твердосдатчиков — 507;
в числе задержанных выходцев из БССР — 138 чел., ЦЧО — 450 чел., СКК — 127 чел. и других мест Союза — 192 чел.

Водворено к месту постоянного жительства 15 109 чел., арестовано и передано территориальным органам ГПУ 1610 чел. и направлено в спецпоселки Казахстана отказавшихся от возвращения 9 чел. Возвращено из ЦЧО на Украину — 8257 чел. В связи с этими мероприятиями выезды и тенденции к выездам из сёл значительно сократились. Так, по Донецкой области за время с 15/XII до оперативного нажима, то есть до 23/І выехало 9236 чел., за время же с 25 по 31/І выехало только 325 чел. По наиболее поражённой области Днепропетровской — до оперативного нажима выехало 15 210 чел., за время с 25/І по 1/ІІ — 1255 чел. По области, несмотря на резкое снижение выездов, однако, продолжают отмечаться тенденции к выездам единоличников и колхозников.



Обращает на себя внимание социальный состав задержанных: половина - колхозники, половина - единоличники, и лишь незначительно меньшинство - кулаки (разумеется, кулаки не в дореволюционном понимании, а в советском, то есть никакие не ростовщики - ростовщичество вообще запрещено! - а просто зажиточные крестьяне). Иными словами, бежали представители всех слоёв деревни равномерно. От чего они бежали? От голода, равного которому не знала российская история последних трёх веков.

И вот представьте: люди, в самом буквальном смысле слова обречённые на голодную смерть, бегут, куда глаза глядят, а ОГПУшники их отлавливают и возвращают обратно. Ведь паспортов-то у них нет! Не нужно заморачиваться ни с какими расследованиями, просто заходишь в вагон на станции и требуешь от пассажиров предъявить документы, после чего выводишь всех, у кого их не оказалось. Они не имеют права накормить детей выращенных ими же хлебом - они обязаны сдавать его государству. Сдавать до тех пор, пока не будет выполнен план. После чего, по идее, осенью им вернут обратно мизерную часть собранного ими урожая - для поддержания штанов. Это в лучшем случае. В худшем же им выкатят ещё одно задание сверх плана. Сверхплановые заготовки - это вот что: твой колхоз ценой невероятного напряжения сил выполнил план по хлебосдаче. А через месяц к тебе приходят товарищи из райцентра и объявляют, что нужно сдать ещё, потому что соседний колхоз не справился, а план по области горит. И у тебя выгребают ещё - за тех парней.
Однако если ты сорвал заготовки сверх плана, но выполнил основные, у тебя хотя бы остаётся возможность закупать продовольствие и промтовары в магазине. Разумеется, там продаётся лишь один неликвид по завышенным ценам, - и за ним приходится отстаивать немалую очередь. Но если ты решил рассчитывать только на себя, припрятав часть зерна, и твоё село не выполнило основного плана по заготовкам, - ты и в магазине не купишь ничего. Ни за какие деньги.

«Постановление Совнаркома УССР и ЦК КП(б)У о занесении на черную доску сел, злостно саботирующих хлебозаготовки»

«СНК и ЦК постановляют:

За явный срыв плана хлебозаготовок и злостный саботаж, организованный кулацкими и контрреволюционными элементами, занести на черную доску следующие села: с. Вербка, с. Гавриловка, Днепропетровской области с. Лютеньки, с. Каменные Потоки, Харьковской области, с. Святотроицкое, с. Пески, Одесской области.

В отношении этих сел провести следующие мероприятия:

1. Немедленное прекращение подвоза товаров, полное прекращение кооперативной и государственной торговли на месте и вывоз из соответствующих кооперативных и государственных лавок всех наличных товаров.

2. Полное прекращение колхозной торговли как для колхозов, колхозников, так и для единоличников.

3. Прекращение всякого рода кредитования, проведение досрочного взыскания кредитов и других финансовых обязательств».


Приложение к протоколу № 93 заседания Политбюро ЦК КП(б)У от 5 декабря 1932 г.

Что это, как не блокада? Гитлер даже при помощи финнов не сумел полностью замкнуть кольцо вокруг одного города - почти сразу была пробита, проложена Дорога жизни по Ладоге. Сталин же организовал эффективную блокаду целых регионов, по размеру сопоставимых с самой Германией - Украины и Северного Кавказа (Казахстан был менее освоен ОГПУ, и оттуда значительная часть населения сумела откочевать в Китай).

Для того, чтобы стала возможной реализация столь масштабных задач, и потребовалась внедрение паспортной системы в лучших традициях полицейского государства. Гитлер пытался физически блокировать въезд и выезд из Ленинграда - и ожидаемо потерпел неудачу. Сталин действовал куда продуманнее. Он не мог и не собирался выставлять заслоны ОГПУ по всему протяжению границы УССР. Он просто создал такой правовой режим, при котором ни один гражданин СССР не имел возможности без ведома государства не то что выехать за границу, а даже переехать в соседнее село. Нет, физически-то ты вполне можешь это проделать, страна большая, за всеми не уследишь, просто тем самым ты автоматически оказываешься вне закона. У тебя не будет легального жилья, работы, медицинского обслуживания. И в любой момент времени на тебя может донести твой сосед.

И вот люди, жившие в таких условиях и на таких правах, шли освобождать Европу от фашистского гнёта. Заключённые социалистического лагеря расширяют свою зону. Но здесь в дело вмешался международный фактор. Сталин не решился немедленно советизировать занимаемую его армиями Европу на глазах у союзников, от помощи которых СССР всё ещё в значительной степени зависел. Да и сами европейцы вполне могли взбунтоваться от чересчур резкого закручивания гаек. Поэтому поначалу приходилось рядить сталинизацию в одежды демократии, что приводило к целому ряду курьёзных перекосов. И одной из наиболее контрастных диспропорций такого рода стал Берлин, прежняя столица побеждённого Третьего рейха.
Tags: социалистическая законность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments