Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

17 сентября (часть первая)

Навеяно недавним постом про удар в спину™.


Кривая дорожка скатывания в клептократическую латиноамериканскую диктатуру имеет мало остановок, и рано или поздно мы должны были дойти до уголовных наказаний за мыслепреступления. Однако этот приговор примечателен тем, что от имени судебной власти РФ произошло официальное отрицание общеизвестных исторических фактов, причём со ссылками на приговор Нюрнбергского трибунала! Что ж, пришла пора напомнить пермским судьям и этот приговор, и некоторые другие документы тех лет.

Год назад в этом блоге уже кратко обсуждался так называемый польский поход Красной армии. Сейчас пришла пора более подробно объяснить, почему этот "поход" представлял собой откровенный акт заранее спланированной и скоординированной с Гитлером агрессии, - и почему эта констатация очевидных событий никак не противоречит приговору Нюрнбергского трибунала.

Для начала предлагаю обратиться к нормам международного права тех лет.

Конвенция об определении агрессии
(заключена в Лондоне 4 июля 1933 г.)


Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик, Президент Эстонской Республики, Президент Латвийской Республики, Президент Польской Республики, Его Величество Король Румынии, Президент Турецкой Республики, Его Императорское Величество Шах Персидский и Его Величество Король Афганистана,
желая укрепить мир, существующий между их странами;
считая, что Пакт Бриана—Келлога, участниками которого они являются, воспрещает всякую агрессию;
полагая необходимым, в интересах всеобщей безопасности, определить возможно более точным образом понятие агрессии, дабы предупредить всякий повод к ее оправданию;
констатируя, что все Государства имеют равные права на независимость, на безопасность, на защиту их территорий и на свободное развитие своего государственного строя;
воодушевленные желанием, в интересах всеобщего мира, обеспечить всем народам неприкосновенность территории своей страны;
считая полезным, в интересах всеобщего мира, ввести в действие между их странами точные правила, определяющие агрессию, впредь до того, как эти последние станут общепризнанными,
решили в этих целях заключить настоящую Конвенцию...


Статья I

Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон обязуется руководствоваться в своих взаимоотношениях с каждой из остальных, начиная со дня вступления в силу настоящей Конвенции, определением агрессии, как оно было разъяснено в докладе Комитета по вопросам безопасности от 24 мая 1933 года (доклад Политиса) на Конференции по сокращению и ограничению вооружений, докладе, сделанном в результате предложения, внесенного Советской Делегацией.


Статья II

В соответствии с этим будет признано нападающим в международном конфликте, без ущерба для соглашении, действующих между сторонами, участвующими в конфликте, Государство, которое первое совершит одно из следующих действий:

1. Объявление войны другому Государству;

2. Вторжение своих вооруженных сил, хотя бы без объявления войны, на территорию другого Государства;

3. Нападение своими сухопутными, морскими или воздушными силами, хотя бы без объявления войны, на территорию, на суда или на воздушные суда другого Государства;

4. Морскую блокаду берегов или портов другого Государства;

5. Поддержку, оказанную вооруженным бандам, которые, будучи образованными на его территории, вторгнутся на территорию другого Государства, или отказ, несмотря на требование Государства, подвергшегося вторжению, принять, на своей собственной территории, все зависящие от него меры для лишения названных банд всякой помощи или покровительства.


Статья III

Никакое соображение политического, военного, экономического или иного порядка не может служить извинением или оправданием агрессии, предусмотренной в статье II (в качестве примера смотреть Приложение).

Третья статья особенно важна. Я прекрасно, дословно, насквозь, наизусть знаю все возражения, которыми поклонники Сталина готовы оправдывать оккупацию Восточной Польши в сентябре 1939 года. Линия Керзона, коты в животах, Тешин, братские народы, гиена Европы и т.д. и т.п. Не стоит утруждать себя их повторением. Мне есть чем возразить и что добавить по каждому из этих эпизодов, но агрессивный характер советских действий от этого не изменится никак. Ещё раз - никакое соображение политического, военного, экономического или иного порядка не может служить извинением или оправданием агрессии.


Польский военнопленный капитан Росинский, посаженный на кол большевиками во время польско-советской войны 1920 года

Далее. Обратите внимание, что к агрессии относится всякое вторжение своих вооруженных сил, хотя бы без объявления войны, на территорию другого Государства. Это также важный момент, поскольку многие современные ревизионисты отрицают агрессивный характер действий РККА на том основании, что официальной войны-то ведь никто никому не объявлял - ни СССР Польше, ни Польша - СССР! Этим иезуитам я хочу напомнить, что СССР не объявлял войны и Финляндии в конце 1939 года - при этом сугубо военный характер тех событий не вызывает сомнения ни у кого.
Менее известно, что и СССР не объявлял войны Германии летом 1941 года. Он её просто вёл. При том, что оказался в гораздо более выгодном положении, чем Польша - ему-то никто не нанёс удара в спину. Стоит ли после этого удивляться тому, что находившаяся в критическом положении Польша не пожелала увеличивать официальное число своих врагов объявлением Советскому Союзу войны, которую она была заведомо не в состоянии выиграть?

Выйдя к роте, он несколько минут вглядывался в деревянные лица солдат, потом прочистил горло и сказал:
— Уроды, с сегодняшнего дня в роте начинается новая жизнь. Меня уже достал бардак, который здесь постоянно творится, поэтому теперь каждое нарушение дисциплины я буду воспринимать как западло лично мне со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ясно?
Рота молчала. Духи просто не восприняли смысла марченковского выступления, потому что оно относилось явно не к ним. А старослужащие с нетерпением ожидали, когда ротный закончит нести свою обычную бредятину о начале новой жизни, после которой никогда ничего не меняется. У них были свои дела, к которым они спешили вернуться.
— Если я увижу хоть одну разбитую духанскую рожу… — тут он осекся, потому что заметил в строю физиономию Шахова, на которой места живого не было — Шахов! Что у тебя с лицом?

Шахова пихнули локтем, и он ответил голосом, хриплым от неожиданности:
— Упал.
— За шиздеж буду наказывать особо, — сказал ротный.
— Повторяю вопрос: что у тебя с лицом?
— Упал, — монотонно повторил Шахов.
— Старшина, роте стоять. Шахов — в канцелярию шагом марш, — скомандовал железным голосом ротный.

Заведя Шахова в канцелярию, ротный плотно затворил дверь и сказал:
— Ладно, солдат, теперь ты можешь мне рассказать, кто тебя избил.
— Я упал.
— Ладно, добро, расскажи, как ты упал, — устало вздохнул ротный, закуривая. — Только поподробнее.
— Пошел ночью в туалет, споткнулся на пороге, было темно… ~— забормотал Шахов.
— Хватит, — оборвал его ротный. — Уже не в первый раз ты пичкаешь меня бреднями. Теперь этот номер не пройдет.
— Я упал, товарищ капитан.
Ротный снял шапку, потер лоб и вздохнул.

В. Ю. Примост
Штабная сука

Возможно, этот колоритный эпизод из классического советского произведения лучше поможет понять причины дипломатической сдержанности Польши в сентябре 1939 года. Я же позволю себе напомнить эпизод другой, дипломатический.
Как известно, в декабре 1939 года Советский Союз был исключён из Лиги наций за нападение на Финляндию. Однако в этом исключении была пара в высшей степени характерных моментов.
Во-первых, инициатором обсуждения этого вопроса стала отнюдь не Суоми, а, как ни странно, Аргентина, которой, казалось бы, никакого дела до европейской возни не должно быть вообще. Но, быть может, она действовали по наущению Хельсинки? И вот тут появляется во-вторых. Финляндия не голосовала за исключение СССР. Она воздержалась. Точно так же, как и её собратья по Скандинавии - Швеция, Дания и Норвегия. Логику её действий понять несложно - в уже сложившейся к тому моменту ситуации исключение Советского Союза из Лиги Наций никак не улучшало положения Суоми. Наоборот, пока СССР состоял в Лиге, можно было надеяться на принятие к нему каких-то коллективных мер воздействия. После исключения же она осталась один на один с красным колоссом, уже вовсю оккупировавшим её территории на Карельском перешейке. Именно этим объясняется её странное, на первый взгляд, поведение в Лиге Наций.

В попытках отмыть добела красного кобеля сталинисты готовы прибегнуть даже к авторитету империалистической Англии - которая, провозгласив себя гарантом польской неприкосновенности, не объявила войны СССР после 17 сентября 1939 года. Это - классический аргумент к незнанию. К незнанию того, что Англия гарантировала польский суверенитет не от всякого посягательства, а только от немецкого. И, кстати, действительно объявила войну Германии 3 сентября. Война это была, как известно, Странной, и Польше особо не помогла (впрочем, дравший глотку за чехословацкую неприкосновенность Советский Союз, как известно, не сделал и этого, - напротив, после окончательной оккупации Чехословакии Германией Москва откровенно принялась сближаться с Берлином, а СССР вскоре превратился в надежный немецкий тыл и сырьевую базу - и оставался ими на протяжении почти двух первых лет Второй мировой войны). Но уж тем более Польше не помогло бы объявление Лондоном войны Советскому Союзу - а вот положение самой Британии, и без того затруднительное, оказалось бы просто критическим. Совершенно очевидно, что воевать с Третьим рейхом и СССР она не могла. Поэтому ссылки на английскую сдержанность в вопросе оценки советских действий сентября 1939 года попросту мимо кассы - эта самая сдержанность вообще никак не меняет откровенно агрессивного характера действий РККА.
Как резонно замечает по данному поводу один мой френд, если вам начистят рыло гопники в темной подворотне и снимут с вас ботинки, то фактом грабежа и агрессии это будет являться вне зависимости от того, обратились ли вы в милицию и что на этот счет считают ваши соседи по подъезду или сами гопники.

Однако действия Красной армии являлись нарушением не только Лондонской конвенции об определении агрессии 1933 года. Они прямо нарушали и условия советско-польского договора о ненападении 1932 года.

Договор о ненападении между Союзом Советских Социалистических Республик и Польской Республикой
25 июля 1932 г.


Статья 1

Обе договаривающиеся стороны, констатируя, что они отказались от войны как орудия национальной политики в их взаимоотношениях, обязуются взаимно воздерживаться от всяких агрессивных действий или нападения одна на другую как отдельно, так и совместно с другими державами.

Действием, противоречащим обязательствам настоящей статьи, будет признан всякий акт насилия, нарушающий целость и неприкосновенность территории или политическую независимость другой договаривающейся стороны, даже если бы эти действия были осуществлены без объявления войны и с избежанием всех ее возможных проявлений.


Статья 2

В случае, если бы одна из договаривающихся сторон подверглась нападению со стороны третьего государства или группы третьих государств, другая договаривающаяся сторона обязуется не оказывать, ни прямо, ни косвенно, помощи и поддержки нападающему государству в продолжение всего конфликта.

Если одна из договаривающихся сторон предпримет агрессию против третьего государства, то другая сторона будет вправе, без предупреждения, денонсировать настоящий Договор.


Статья 3

Каждая из договаривающихся сторон обязуется не принимать участия ни в каких соглашениях, с агрессивной точки зрения явно враждебных другой стороне.

Казалось бы, какие могут быть разногласия в толковании этого чёткого и ясного договора? Понятие агрессии без объявления войны здесь оговорено даже более подробно, чем Лондонской конвенции 1933 года. Советская акция сентября 1939 года под это понятие однозначно попадает. Что же делать, как же быть? Как представить агрессию в форме чуть ли не вынужденной самообороны? Очень просто - в одностороннем порядке объявить договор недействующим!


Этот документ - настоящая библия ревизионизма. Сторонники правомерности советского нападения на Польшу по сей день воспроизводят его буквально дословно - видимо, потому что с самостоятельным мышлением у них небохато, остаётся только передовицы "Правды" копипастить. Спорить с щедринскими персонажами с органчиком в голове вместо мозгов - смысла нет, поэтому перейдём непосредственно к тексту ноты.

Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договора, заключенные между СССР и Польшей.

Весь абзац - плотный конгломерат как прямой лжи (насчёт потери всех промышленных районов и культурных центров и прекращения существования государства и правительства), так и циничных передержек - вроде утверждения о том, что Варшава перестала существовать как столица Польши. Понятно, что здесь имеется в виду: сама Варшава продолжает существовать, но перестала исполнять функции столицы после эвакуации оттуда президента и правительства ввиду приближения вермахта. И вот здесь-то как раз чья бы корова мычала.

Волнения 23—27 февраля 1917 года и другие события Февральской революции завершились отречением императора Николая II и формированием Временного правительства. 25 октября (7 ноября) 1917 в ходе вооружённого восстания власть в городе перешла в руки большевиков, создана Российская Советская Республика со столицей в Петрограде. В ходе Гражданской войны из-за близости фронта с германской армией[49] правительство В. И. Ленина переезжает в Москву, город лишается столичного статуса 5 марта 1918 года.

То есть с той же самой степенью обоснованности, что и Молотов, Гитлер мог бы оправдывать своё нападение 22 июня 1941 года тем, что Петербург как столица России больше не существует. И ведь действительно - не было тогда уже такой столицы! А уж всю иностранную интервенцию, последовавшую после 5 марта 1918 года, оправдывать этим делом сам бог велел. В том числе, кстати, и действия Варшавы по восстановлению в исторических границах Речи Посполитой в 1918-1919 годах. А ведь именно на этих действиях и базируется другое оправдание советской агрессии 1939 года - дескать, мы всего лишь восстановили исторические границы (которые были проведены по результатам предыдущих русско-германских разделов Польши, но на этом почему-то стараются не заострять внимания).

Но здесь, господа, надо определиться в выборе между золотым духоподъёмным крестиком и бездуховными кружевными трусиками. Или факт переезда польского правительства из Варшавы даёт основание делить Польшу на пару с нацистами - но тогда и переезд советского правительства из Петрограда даёт основание делить Россию в своё удовольствие. Или же правительство суверенного государства вправе самостоятельно определять место своего нахождения в пределах этого государства - но тогда молотовский довод превращается в откровенную демагогию.

Ревизионисты, как известно, предпочли и на елку залезть, и удовольствие получить. Они считают агрессией польские попытки восстановления исторических границ - и одновременно же отказываются считать агрессией советские попытки восстановления исторических границ. Ничего нового в этой позиции нет, она исчерпывающим образом описывается фразой: "Если я украл корову у соседа - это хорошо, если сосед украл корову у меня - это плохо". Стоило ли с таким пафосом провозглашать наступление эры построения социализма и предвещать появление нового человека, если под всем этим торжественным речекряком скрывался самый обычный закон джунглей - кто сильнее, тот и прав? Кстати, приоритет силы над правом - один из характерных признаков фашизма.


Но всё-таки между польским империализмом 1918-1919 гг. и советским империализмом 1939 г. есть существенная юридическая разница. В 1918 году между Польшей и Россией не имелось никакого договора о ненападении, а до подписания Лондонской конвенции об определении конвенции оставалось ещё полтора десятилетия. Таким образом, советская агрессия 1939 года нарушала большее количество международно-правовых норм, чем польская агрессия 1918 года. Именно поэтому для сталинистов так важно доказать, что все эти нормы якобы прекратили своё существование точно перед советским нападением. В отчаянных попытках решения этой квадратуры круга они готовы цепляться за что угодно - вот хоть за те же утверждения Молотова о том, что польское правительство к 17 сентября 1939 года якобы прекратило своё существование.

Для начала советую перейти по вышеприведённой ссылке к полному тексту договора о ненападении 1932 года и посмотреть, кто его подписал со стороны Польши. Председатель правительства? Министр иностранных дел? Вовсе нет. Его подписал президент. Причём же тут правительство?
Президентом Польской республики в 1939 году был Игнаций Мосцицкий, прекративший своё существование только в 1946 году. Более того, президентом он был с 1926 года - то есть договор о ненападении 1932 года именно им и подписывался!

А сейчас я открою одну страшную тайну, так что лучше закройте окно занавесками, чтобы текст на вашем мониторе нельзя было прочитать через госдеповский телескоп, тайно установленный в окне соседней многоэтажки.



Так вот, полномочность президента не зависит от места его географического нахождения. Он - не древнегреческий Антей, сила которого подпитывается родной землёй и иссякает вдали от неё. Когда Путин уезжает в Европу на какой-нибудь международный саммит или форум - он не перестаёт быть президентом России, представляете? И Россия не утрачивает свою правосубъектность. И, простите мне мой французский, заключённые ею международные договоры не аннулируются автоматически. Даже те договоры, которые были подписаны, страшно сказать, ещё Ельциным!

Представьте, что устроились на новую работу. Отпахали неделю, отышачили другую, приходите в бухгалтерию за зарплатой - а там пожимают плечами и говорят, что ничего не знают об этом. Вы в смятенных чувствах несётесь к начальнику, а он пожимает плечами и говорит - мужик, какая зарплата, ты же вообще у нас не работаешь! Вы дрожащими ручонками вынимаете из-за пазухи мятый, но подписанный с обеих сторон трудовой договор, суёте ему под нос, а он хмыкает и отвечает - и чё? Вон его гендиректор подписал, а он у нас на Гавайи уехал, мы вместо него главбуха назначили исполняющим обязанности. Так что забирай с собой свою макулатуру и вали на хер отсюда, никакой юридической силы она не имеет!

Абсурд? Разумеется. Но именно этот абсурд и провозглашают ревизионисты. Они пытаются доказывать, что выезд президента государства за пределы страны автоматически аннулирует все договоры, подписанные этим президентом! Что смена генерального директора организации лишает правовой силы все сделки, которые были им ранее заключены!
Знаете, чего недостаёт этому бреду сивой кобылы? Одной мелочи - ссылки на соответствующую норму международного права, позволяющую считать расторгнутыми договоры в таких ситуациях. Ни один ревизионист её не приводит и никогда не приведёт, потому что её просто не может быть. Какой идиот будет заключать договор о ненападении, совершенно свободно позволяющий своё расторжение в случае нападения? Они и не позволяют, разумеется. А те питомцы гнезда Молотова, что утверждают обратное, просто высасывают из пальца всякую чушь. Именно поэтому они никогда не ссылаются на положения международного права. Они предлагают верить им на слово. И в тоталитарном обществе это прокатывало - благодаря тому, что подавляющее большинство советских граждан просто не имело возможности с этим самым международным правом свободно знакомиться. Приходилось верить на слово. Но сейчас-то наступил век Интернета, абсолютно все ключевые документы подобного рода можно найти, буквально не вставая со стула. И где же они? Где правовые обоснования молотовской ноты? Вопрос риторический, ответа можно не ждать.


А чтобы поклонникам Молотова было веселее искать то, чего нет, я им напомню ещё несколько документов:


Итак, 30 июля 1941 года Советский Союз заключает соглашение с Польшей (которая якобы прекратила существование ещё за два года до этого). Соглашение это от имени Польши подписывает её правительство в изгнании, которое в тот момент находилось от Варшавы гораздо дальше, чем в сентябре 1939. Польша на тот момент оккупирована нацистами не наполовину, как в сентябре 1939, а уже целиком. Тем не менее ни у кого не возникает сомнений в действительности данного договора. А СССР предоставляет амнистию польским гражданам. Пояснять связь между понятиями "гражданин" и "государство" нужно?

Перескакиваем на три года вперёд.


Здесь всё сформулировано ещё более откровенно - Польша (всё ещё оккупированная нацистами, со всё ещё находящимся в Лондоне правительством!) прямо названа суверенным государством. Абсолютно очевидно, что 17 сентября 1939 она являлась суверенным государством в значительно большей степени.

Едем дальше. В феврале 1943 немцы обнаруживают в Катыни массовое захоронение польских офицеров, захваченных в плен Красной армией в сентябре 1939 и расстрелянных по распоряжению Берии весной 1940 года. Нацисты, разумеется, поднимают шумиху с целью посеять раздор в стане союзников (дескать, полюбуйтесь на дела ваших советских друзей - хотя сами-то они давно уже перебили во много раз больше поляков), и взбешённый Сталин требует от Черчилля и Рузвельта так надавить на польское правительство в изгнании, чтобы оно публично опровергло причастность НКВД к этим расстрелам - и возложило всю ответственность на Третий рейх.
Мы, повторяю, живём в невероятное время, когда можно запросто залезть в некогда совершенно секретную личную переписку глав великих держав. Предлагаю этим сейчас и заняться.

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г. ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Поведение Польского Правительства в отношении СССР в последнее время Советское Правительство считает совершенно ненормальным, нарушающим все правила и нормы во взаимоотношениях двух союзных государств.
Враждебная Советскому Союзу клеветническая кампания, начатая немецкими фашистами по поводу ими же убитых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупированной германскими войсками территории, была сразу же подхвачена правительством г. Сикорского и всячески разжигается польской официальной печатью. Правительство г. Сикорского не только не дало отпора подлой фашистской клевете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Советскому Правительству с какими-либо вопросами или за разъяснениями по этому поводу.

Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступление над польскими офицерами, разыгрывают следственную комедию, в инсценировке которой они использовали некоторые подобранные ими же самими польские профашистские элементы из оккупированной Польши, где все находится под пятой Гитлера и где честный поляк не может открыто сказать своего слова.


21 апреля 1943 года.


ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕЗИДЕНТА г-ну СТАЛИНУ

Я получил Вашу телеграмму во время инспекционной поездки по западной части Соединенных Штатов. Я вполне понимаю сложность Вашего положения, но в то же самое время я надеюсь, что Вы сможете в существующей обстановке найти путь для того, чтобы определить свои действия не как полный разрыв дипломатических отношений между Советским Союзом и Польшей, а как временное прекращение переговоров с Польским Правительством, находящимся в изгнании в Лондоне.

Я не могу поверить, что Сикорский в какой бы то ни было степени сотрудничал с гитлеровскими гангстерами. С моей точки зрения, однако, он сделал ошибку, поставив именно этот вопрос перед Международным Красным Крестом. Кроме того, я склонен думать, что Премьер-Министр Черчилль изыщет пути для того, чтобы убедить Польское Правительство в Лондоне действовать в будущем с более здравым смыслом.


26 апреля 1943 года.


ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Ваш ответ я получил, к сожалению, только 27 апреля, между тем уже 25 апреля Советское Правительство вынуждено было принять решение прервать отношения с Польским Правительством.

Поскольку Польское Правительство в течение почти двух недель не только не прекращало, а все усиливало враждебную Советскому Союзу и выгодную только Гитлеру кампанию в своей печати и по радио, общественное мнение в СССР было крайне возмущено этим поведением и откладывание решения Советского Правительства стало невозможным.

Что касается польских подданных в СССР и их дальнейшей судьбы, то могу заверить Вас, что органы Советского Правительства всегда обращались и будут обращаться с ними, как с близкими людьми и товарищами. При этом понятно, что ни о какой высылке их из СССР не было и не может быть речи. Если же они сами захотят выехать из СССР, то органы Советского Правительства как раньше не препятствовали этому, так и теперь не намерены препятствовать и по возможности окажут им содействие.

29 апреля 1943 года.

Что же получается в итоге? Польша рассматривалась Советским Союзом как государство в 1938, 1941, 1943, 1944, 1945 годах. И лишь 17 сентября 1939, когда открылась возможность в соответствии с секретным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа аннексировать восточную половину Польши, она вдруг якобы исчезла с политической карты мира - только для того, чтобы дать Москве возможность заявить о прекращении действия советско-польского договора о ненападении 1932 года! А в июле 1941 года пропавшая Польша снова откуда-то появляется и заключает с СССР межгосударственное соглашение.
С точки зрения логики подобные кульбиты - бред сумасшедшего. Но, быть может, это допустимо с позиций международного права? Посмотрим.


Это доктор юридических наук В. С. Макарчук цитирует фундаментальную монографию австрийского правоведа Альфреда Фердросса "Международное право".
Интересно, однако, что выводы из этих вполне однозначных аксиом он делает совершенно противоположные. Он считает совершенно законным и оправданным вторжение СССР в Польшу в сентябре 1939 года.
Ставить в вину Советскому Союзу то, что он будто бы начал войну против Польши без формального оглашения войны (как это требовали Гаагские конвенции), значит, сознательно передергивать факты. Во-первых, польский посол в Москве был информирован о том, что мотивы советского правительства в связи с акцией 17 сентября 1939 г. носили не военный, а гуманитарный характер.

Именно так, глаза вас не обманывают.

В 4:20 15 сентября Военный совет Белорусского фронта издал боевой приказ № 01, согласно которому "белорусский, украинский и польский народы истекают кровью в войне, затеянной правящей помещичье-капиталистической кликой Польши с Германией. Рабочие и крестьяне Белоруссии, Украины [113] и Польши восстали на борьбу со своими вековечными врагами помещиками и капиталистами. Главным силам польской армии германскими войсками нанесено тяжелое поражение. Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 г. переходят в наступление с задачей — содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией. Ближайшая задача фронта — уничтожить и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточное литовской границы и линии Гродно—Кобрин" [РГВА. Ф.35086. Оп.1. Д.190. Л.1—4.]

М. И. Мельтюхов
Упущенный шанс Сталина
Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941

Стандартное гуманитарное уничтожение вооружённых сил, ничего необычного.

Польские потери в боях с РККА точно неизвестны. Они оцениваются в 3,5 тысячи погибших военнослужащих и гражданских лиц, а также 20 тысяч раненых и пропавших без вести[25].
Российский историк Михаил Мельтюхов называет цифры в 3500 убитых, 20 000 пропавших без вести и 454 700 пленных. По данным польской Военной энциклопедии, в советский плен попали 250 000 военнослужащих. Часть офицеров (от 7 до 10 тысяч по разным источникам[25][55]) был впоследствии расстреляны НКВД. Около 1300 попали также в словацкий плен[56].



Всё это военное мероприятие с многотысячными жертвами Макарчук скромно именует гуманитарной операцией. И при этом смеет упрекать кого-то в передёргивании! В чём причина столь бессовестной наглости? Я полагаю, в том, что Макарчук является профессором Львовского института МВД Украины. Признание неправомерности советского вторжения в Польшу в сентябре 1939 автоматически ставит под вопрос принадлежность нынешнего Львова - ну и представьте, как от такого корёжит сторонников Великой Украины от Сяна до Дона!


Но мне-то нет дела до комплексов свидомой профессуры. Меня интересует объективная правовая квалификация событий второй половины сентября 1939 года.
Ведь главное даже не в международно-правовом принципе государственного континуитета. Главное - в том, что утверждения об оправданности советского вторжения бегством польского правительства за границу просто недостоверны. Советское вторжение произошло не после бегства, а до него. Более того, именно оно и стало последним камнем на чашу весов за принятие решения об эвакуации правительства. Если до 17 сентября поляки могли тешить себя иллюзиями о возможности перехода от тактических отступлений к контратакам, то советский удар в спину похоронил последние надежды.

Я сейчас повествую о событиях, имевших место почти 80 лет назад. Я рассказываю о войне, длившейся 2189 суток. На фоне таких масштабов погрешность в день-другой может показаться мелкой и несущественной, но для окончательного вскрытия пропагандистского мифа потребуется подкрутить резкость до различения отдельных часов.



Внимание, видео содержит демонстрацию нацистской атрибутики и символики,
поэтому за репост этой записи по российским законам вам грозит
до 15 суток ареста с конфискацией предмета административного правонарушения, т.е. компьютера или смартфона.
Tags: Германия, Польша, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment