Lex_Divina (lex_divina) wrote,
Lex_Divina
lex_divina

Таким образом, «штурмуют» одного человека за ночь несколько раз

Предыдущая запись в моём блоге венчается документом с удивительным финалом - констатацией того, что хлеба нет. Действительно, кто бы мог подумать, что в доме семьи, где все, включая детей, дошли до трупоедства, вдруг не обнаружится хлеба! Ну ели бы тогда хоть пирожные, что ли. Не одним же мясом питаться.


Однако там на одной странице спрятались не только слон, но и львица. Обратите внимание на другую счастливую колхозницу, изжарившую в печи на лопате собственного ребёнка, умершего от истощения. Фамилии в сводке замазаны, и у меня нет желания их определять, а вот место действия сообщается открыто. Село Гуссенбах, Франкский кантон АССРНП. Что за неожиданный швейцарский адрес? А это Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. Ой, а откуда Поволжье? Там ведь голодали в 1921-1922 годах, а в 1932-1933 - на Украине, Голодомор, вот это всё?..
Верно. Наиболее пострадавшими от голода 1932-1933 гг. были Украина, Северный Кавказ и Казахстан. Прочие регионы питались лучше. Ну то есть предавались не людоедству (то есть умышленным убийствам с целью употребления в пищу), а трупоедству (то есть поедали мертвецов, нередко - выкопанных из могил). До этого крестьянская страна с самыми обширными в мире запасами чернозёмов была доведена мудрым сталинским руководством через пятнадцать лет после революции и в абсолютно мирное время, вообще без какой-либо войны.

А помните, о чём ещё была моя прошлая запись? О социальных экспериментах и о социалистических коммунах. Так вот, республику немцев Поволжья вполне можно считать таким экспериментом - и в высшей степени поучительным.

Откуда вообще взялась такая диковина - немецкая республика за тысячи километров от Германии? Нет, в СССР (как и в РФ) хватало национальных республик и автономных областей - они были у карелов, татар, калмыков, бурятов, якутов, дагестанцев, чеченцев и т.д. Но все они располагались в местах исторического расселения этих народов, были географически и этнографически обусловленными, разве что забайкальская Еврейская автономная область со столицей в Биробиджане выглядит циничной насмешкой Сталина (сейчас там евреи составляют менее 1% населения, да и в раннесоветские времена были явным меньшинством).
А вот в республике немцев Поволжья большая часть жителей были немцами. Современный флаг Энгельса, бывшей столицы АССРНП, скомбинирован из цветов флагов как России, так и Германии.
Откуда же взялось столько немцев не на Рейне, а на Волге, до которой их армия к рассматриваемому периоду (1932-1933 гг.) ни разу не доходила?

Всё просто. Этих немцев привезла (точнее, позвала) в Россию Екатерина II, в девичестве померанская принцесса София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская. Поскольку это переселение было организованным и спланированным, иммигранты и оседали по берегам Волги компактно и плотно, не рассеиваясь по всей бескрайней империи. Отсюда и диковинное для русского уха административное деление на кантоны. Любопытно, что в привычной нам Германии (объединённой в 1871 году) оно никогда не использовалось; из кантонов состояла Пруссия в 1733 по 1813 годы, и критерием их выделения были потребности рекрутского набора. Но именно в этот период Екатерина Великая и позвала бывших соотечественников на свою новую родину, суля им плодородные земли и режим наибольшего благоприятствования. И многие с готовностью откликнулись на этот зов, поскольку Германия периода раздробленности являла собой, прямо скажем, не самое комфортное место для жизни. Достаточно сказать, что её демографические потери от Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. оказались вдвое выше потерь СССР во Второй мировой. В XVIII веке немчуру столь яростно уже не геноцидили, но и до нынешнего welfare state (истоки самой концепции которого, кстати, берут своё начало в бисмарковской Германии) было ещё очень и очень далеко.

Так было положено начало уникальному эксперименту, во многом напоминающему первые социалистические коммуны, прежде всего за счёт значительной культурной и экономической обособленности переселенцев. Только вместо социалистического учения они в большинстве своём исповедовали лютеранство - и следовали постулатам прямо вытекающей из него протестантской трудовой этики.



С этих пор поволжский немец прочно осел на российской земле, стал налаживать свой быт и постепенно вливаться в общественную жизнь империи, при этом не забывая о своих корнях. Переселенцы привезли с собой многие орудия земледелия, до той поры практически не использовавшиеся в России. Также они применяли эффективный трехпольный оборот. Основными культурами, которые выращивали немцы Поволжья, являлись зерновые, лен, картофель, конопля, табак. Некоторые виды растений в крупномасштабный оборот в Российской империи были введены именно благодаря этой нации. Но не только одним сельским хозяйством жил поволжский немец, хотя данная отрасль оставалось основой его деятельности. Колонисты начали заниматься промышленной переработкой продукции своих хозяйств, в частности производством муки и подсолнечного масла. Кроме того, в Поволжье активно стало развиваться ткачество.

Неожиданную параллель можно провести между хозяйственными успехами протестантов - и русских старообрядцев. Неожиданную, потому что с точки зрения причин раскола "протестантами" (то есть реформаторами) на Руси стали именно никонианцы, а старообрядцы потому так и назывались, что желали сохранять верность прежним церковным обычаям, давно разошедшимся с современными им греческими канонами.
Однако с точки зрения социальной они оказались такими же изгоями, как и протестанты во многих европейских государствах. Правда, в ряде стран (или, точнее сказать, территорий) протестанты составили большинство - но чаще всего эти территории сами были аутсайдерами европейской политики, как те же германские княжества, или Прибалтика. Не приходится удивляться тому, что дискриминируемым меньшинствам приходилось трудиться больше и рациональнее, чем остальным, только для того, чтобы хоть как-то скомпенсировать своё поражение в правах. Схожий эффект демонстрировала еврейская диаспора на протяжении всей мировой истории.


Тот самый екатерининский указ, составленный на её родном языке

Время показало, что эксперимент Екатерины II оказался крайне удачным. Самыми передовыми и успешными хозяйствами в российской деревне стали поселения, в которых жили поволжские немцы. История их колоний представляет собой пример стабильного процветания. Рост благосостояния благодаря эффективному ведению сельского хозяйства позволил поволжским немцам обзавестись собственной промышленностью. В начале XIX века в поселениях появились водяные мельницы, ставшие инструментом мучного производства. Также развивалась маслобойная промышленность, изготовление сельскохозяйственного инвентаря и шерсти. При Александре II в Саратовской губернии уже было больше сотни кожевенных заводов, которые основали поволжские немцы. История их успеха впечатляет. Появление колонистов дало толчок к развитию промышленного ткачества. Его центром стала Сарепта, существовавшая в современных границах Волгограда. Предприятия для производства платков и материй использовали высококачественную европейскую пряжу из Саксонии и Силезии, а также шелк из Италии.

Таким образом, если исходить из результатом локальных хозяйственных экспериментов, всемерно распространять на территории России следовало отнюдь не марксизм, а лютеранство. Однако в этом по понятным причинам не были заинтересованы ни православные императоры, ни революционеры. Но если цари, уважая историческую традицию, хотя бы позволяли поволжским немцам спокойно вести налаженное хозяйство, то большевики сразу после захвата власти резонно усмотрели идеологическую угрозу в самом существовании какой-либо альтернативной экономической стратегии, тем более столь успешной. Поэтому с момента Октябрьского переворота поволжские немцы были обречены. Тем более что для их искоренения не требовалось даже придумывать специальных поводов - они ж зажиточные почти все! Значит - кулачьё.

Уж о каких мироедах звонить языком в деревянные щёки, если кубанские станицы, например, Урупинскую, выселили всю под метлу, от старика до младенца (и заселили демобилизованными)? Вот где ясен "классовый принцип", да? (Напомним, что именно Кубань почти не поддерживала белых в гражданскую войну и первая разваливала деникинский тыл, искала соглашения с красными. И вдруг - "кубанский саботаж"?) А знаменитое на Архипелаге село Долинка, центр процветающего сельского хозяйства - откуда взялось? В 1929 году все его жители (немцы) были "раскулачены" и высланы. Кто там кого эксплуатировал - непонятно.

А. С. Солженицын
Архипелаг ГУЛАГ

Но задолго до раскулачивания в Поволжье пришёл Голод.
Которому предшествовали все традиционные эксцессы Гражданской войны.

С апреля 1919 г. начинается создание лагерей принудительного труда («концентрационных лагерей»), куда передавались рабочие, крестьяне, служащие за «нарушение трудовой дисциплины» и «контрреволюционную деятельность». В Области немцев Поволжья такой лагерь был создан в окрестностях г. Марксштадта. В 1920 г. число заключённых в нём достигало 5 тыс. человек. Причём в лагере содержались не только сами «виновники», но и их семьи, в том числе дети.

Следующей зимой ни одни сани не проехали по волжскому льду: река стояла пустая, белая, расчерченная лишь зигзагами волчьих следов. Сверху висел белый же покров неба. Иногда в этой бесконечной белизне вдруг появлялась темная точка или две – путники: они возникали ниоткуда и тянулись по Волге, медленно и потерянно, словно не имея конечной цели; пути двух идущих навстречу могли сблизиться, но никогда не пересекались – люди будто не видели друг друга и слепо плелись мимо.

Обычно зимой колонисты предпочитали сидеть по домам, а уж если и выбираться куда, то верхом или в повозке; теперь же и дня не проходило, чтобы Бах не замечал на бескрайнем полотне реки пешего странника. Поначалу не мог понять, какая сила выгоняет несчастных из теплых домов и гонит куда-то, едва одетых, по сугробам за многие версты. Затем понял: людей гнал голод. Некоторые были так истощены, что руки и ноги их, торчащие из прикрывающих тело лохмотьев, походили на палки, а лица – на скорбные маски. Некоторые были безумны. Некоторые, проходя мимо Гнаденталя, падали в снег и не поднимались больше. Если Бах замечал таких, то надевал снегоступы, брал сани, топор и брел через реку. За пару часов добредал. К тому времени несчастный был уже мертв. Бах клал его на сани, впрягался и тащил к ближайшей проруби. Разрубал топором наросший лед, бормотал короткую молитву и спускал успевшее закоченеть тело в Волгу. Сначала сомневался, стоит ли ему, человеку без искренней веры в сердце, читать молитву над усопшими. Решил, что стоит: сами они, верно, были бы рады молитве из любых уст. Сомневался еще и потому, что определить вероисповедание умершего было невозможно. Решил, что лютеранская молитва, прочитанная над католиком, православным или магометанином, все же лучше, чем никакая. И потому читал над всеми, даже над татарами и киргизами. Накормить голодных он не мог, а похоронить, чтобы тело не пожрали волки, – мог. Сколько схоронил – не считал. Страшный год этот назвал Годом Голодных.

Думал, что не может быть ничего страшнее. Оказалось, может: через год взрослые путники пропали – по волжскому льду потянулись дети. Маленькие старческие лица; угрюмые звериные глаза; черные от цинги зубы; затылки – шелудивые собачьи шкурки; руки – костлявые птичьи лапки. За один день Бах похоронил трех таких. Решил, что больше на берег не пойдет, – наблюдать с обрыва Год Мертвых Детей сил не было.

Г. Ш. Яхина
Дети мои


В Поволжье эпицентром голода стала Область немцев Поволжья. Голод, начавшийся здесь в конце 1920 г. достиг своего пика зимой 1921 – 1922 гг. Голодало практически всё население автономии (96,8 %). По приблизительным подсчётам, вымерла почти четверть населения немецкой области (свыше 100 тыс. чел.). Область посещали, одна за другой, различные комиссии из центра, они фиксировали бедственное положение, однако эффективной помощи голодающим не оказывалось.

Последствия голода могли быть ещё более катастрофичными, если бы не активные действия зарубежных благотворительных организаций, в первую очередь - Американской администрации помощи (АРА) и Международного союза помощи детям, возглавлявшегося знаменитым полярным исследователем Ф. Нансеном. Они помогли выжить населению автономной области в самые трудные месяцы. Об этом свидетельствуют статистические данные, которые обнародовал в своём выступлении на 10 съезде Советов автономной области немцев Поволжья заместитель председателя облисполкома С. Колотилов.

Таблица 5.5.2 наглядно свидетельствует, что объём зарубежной продовольственной помощи в два раза превышал общее количество отечественного продовольствия, поступившего в область. Что же касается чисто государственной помощи, то она оказалась на порядок ниже помощи иностранных благотворительных организаций.



Правда, вполне очевидно, что любые гуманитарные катастрофы сильнее всего бьют по самым бедным, не имеющим никаких запасов на чёрный день. Поэтому обеспеченные поволжские немцы событиями 1921-1922 гг. были подкошены, но не сломлены. Более того, благодаря всё тем же своим привычкам и навыкам они сумели восстановить разорённое хозяйство на удивление быстро, пользуясь введёнными с нэпом элементами свободного рынка.

1925 - 1928 гг. в Республике немцев Поволжья стали наиболее благоприятными для дальнейшего всестороннего развития её экономики на рыночных началах, оздоровления всей системы производственных отношений. Этому напрямую способствовал тот факт, что в условиях нэпа утопические антирыночные меры со стороны коммунистической власти применялись не столь широко как раньше.

Ведущей отраслью экономики республики все эти годы оставалось сельское хозяйство. В течение отмеченных четырёх лет посевная площадь по сравнению с 1916 г. была восстановлена на 108 %, в Саратовской губернии за это же время она была восстановлена на 103,8 %. По темпам восстановления посевных площадей к концу 1920-х гг. АССР немцев Поволжья опережала не только соседнюю Саратовскую губернию, но и весь СССР.

Наряду с зерновым хозяйством в Республике немцев Поволжья в нэповский период шёл процесс восстановления животноводства, также основательно подорванного в начале 1920-х годов. Если в 1914 г. на территории будущей АССР НП насчитывалось 898 тыс. голов различного скота, то в 1923 г. - 330, 7 тыс., однако к 1927 г. поголовье скота вновь выросло и достигло 916 тыс. голов. По темпам роста поголовья скота АССР НП намного опережала соседнюю Саратовскую губернию (в 1927 г. по сравнению с 1923 г. рост поголовья скота составил соответственно 296 % и 190 %).


Не удивительно, что колхозы им были нужны меньше, чем кому-либо ещё. Но как раз их желания никто спрашивать не собирался. Более того, никто не собирался допускать свободного распространения той антисоветской пропаганды, которую они производили самим фактом своего успешного существования.

Сталин тоже понимал, что длительное существование коммунистического режима (пусть не в чистом марксистском, но даже в очень мягком сталинском варианте) рядом с нормальными государствами невозможно. «Существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо». Это говорил Ленин. И повторял многократно: «Пока остались капитализм и социализм, они мирно жить не могут: либо одно, либо другое в конце концов победит; либо по Советской республике будут петь панихиды, либо — по мировому капитализму». Эти ленинские выражения Сталин чаще всего цитировал.

Чтобы скрыть суть своей системы, коммунисты представляли дело так, что Советский Союз — это якобы просто Российская империя. На первый взгляд бросалось сходство: все те же границы, установленные Екатериной Второй, все те же соседи, с которыми у России вековые конфликты.

Но была и разница между Советским Союзом и всеми империями, в том числе разница и с Российской империей.

Разница вот в чем.

Теоретически Чингисхан мог остановиться на любом рубеже и дальше не идти. Мог остановиться Александр Македонский, Аттила, Бонапарт. Любая империя — Британская, Испанская, Французская, Российская — могла остановиться на каких-то рубежах и более не расширяться.

Советский Союз остановиться не мог.

Советский Союз должен был расширяться на весь свет, ибо не мог существовать рядом с нормальными государствами. Спасение коммунизма было только в его распространении по всему миру, в уничтожении нормальной жизни в остальных странах, чтобы для советского народа не было страны, о которой можно мечтать, не было бы страны, в которую бежать, не было бы в заграничье другой, не такой как у нас, жизни. Надо было установить коммунизм везде, чтобы через несколько поколений люди забыли, что возможна какая-либо другая форма существования.

В. Суворов
Последняя республика

Проблему заманчивости заграницы, в принципе, можно было решить. И её решили уже в 30-х годах.
Но и тем более странно было оставлять возмутительный островок иностранщины на своей территории. Дерзки богатых и недопустимо аполитичных поволжских немцев необходимо было принудительно унифицировать, довести до уровня стандартной колхозной нищеты, иначе бы они самим своим образом жизни разлагающе действовали на крестьян соседних колхозов, имеющих возможность наглядно сравнивать эффективность централизованного и децентрализованного способов хозяйствования.

Но что же сами немцы? Так и ждали покорно, пока опустится вознесённый над их шеями топор? После того, как их предки преодолели несколько тысяч километров ради лучшей жизни на востоке?
Разумеется, нет. Многие из них всё понимали и пытались спастись из неуклонно наступающего советского рая.

Большинство тех, кто подавал заявления о выдаче заграничного паспорта, не удовлетворившись беспричинным отказом, продолжали ходатайствовать о выезде, направляя прошения в вышестоящие инстанции, вплоть до ОГПУ и ВЦИКа. С начала 1929 г. отказы в разрешении выезда, тоже без объяснений причин, потоком пошли и из Москвы. Тем не менее, число желавших эмигрировать быстро возрастало, поток писем в соответствующие советские органы нарастал.

Встревоженный ВЦИК принял 16 сентября 1929 г. постановление о полном прекращении выдачи разрешений на выезд за границу советским гражданам немецкой национальности, занимающимся сельским хозяйством. Местным органам власти было предложено «прекратить приём заявлений за границу означенным категориям граждан», провести срочное разъяснение немцам «нецелесообразности таковой эмиграции и вредности её последствий с точки зрения хозяйственной деятельности и материального благосостояния эмигрирующих». Однако, все эти демагогические разъяснения уже не могли остановить эмиграционный поток, принявший к этому времени неуправляемый характер.


Вначале власти пытались склонить колонистов к возвращению в родные места агитацией «по линии расслоения массы колонистов и изоляции кулацких групп». Такая тактика оказалась тщетной. Тогда к делу подключилось ОГПУ. Уже в начале ноября оно блокировало подходы к германскому посольству. В ночь с 15 на 16 ноября были арестованы главы 500 семейств. Их подвергли допросам, выявляя зачинщиков эмиграционного движения, пытаясь обнаружить компромат на германских дипломатов. Всех арестованных ознакомили с листовкой, в которой правительство призывало их вернуться в родные места и выражало готовность простить «вину за участие в контрреволюционной акции». Им предложили подписать бумагу о «добровольном» возвращении в свои сёла. Тем, кто подписывал бумагу, обещали 500-рублёвую ссуду для приобретения необходимого имущества после возвращения домой. Отказавшихся подписать предложенный документ (около 400 человек) подвергли изощрённым издевательствам, любой ценой пытаясь выбить согласие на возвращение.

В ночь на 18 ноября спящие в своих дачах беженцы были блокированы военными, которые, не взирая на протесты оставшихся без мужчин семей, стали загружать в машины нехитрый скарб беженцев, детей, а затем и перепуганных женщин. Машины следовали на вокзал, где уже наготове стояли товарные вагоны без печей и освещения. Людей заталкивали в них, не обращая внимания на их протесты. При необходимости в ход шли приклады. Загрузив семьи, подвезли и затолкали в вагоны и глав семей. В те первые сутки операции из Подмосковья было отправлено 8 эшелонов: 4 в Сибирь, остальные на юг.


Теперь, когда попытка массового бегства была жёстко пресечена, можно было приступить ко второй стадии аграрного коммунистического эксперимента на живых людях. Пока ещё живых.


8 – 11 декабря 1929 г. в Республике прошёл 1-й съезд колхозников, на котором по инициативе заведующего сельскохозяйственным отделом обкома партии А. Вельша был принят ряд решений, резко накаливших и без того напряжённую обстановку в деревнях. Съезд постановил коллективизировать всё имущество крестьян, включая мелкий скот, птицу, домашнюю утварь. Решение съезда колхозников даже в условиях начавшейся гонки за темпами коллективизации выглядели настолько экстремистскими, что несколько позднее обком партии вынужден был отмежеваться от них, признав их «левым загибом».

Смена партийных лидеров никак не повлияла на ход сплошной коллективизации, которая продолжалась всё теми же безумными темпами. К январю 1930 г. в колхозы было загнано 73600 крестьянских хозяйств (свыше 68 %)

Всё возраставшее возмущение крестьян в последние дни 1929 г. переросло в мощный социальный взрыв. Начались массовые выступления крестьян более чем в 30 сёлах, протестовавших против огульной коллективизации и закрытия церквей. Наиболее острые формы выступления приняли в католических сёлах Каменского и Франкского кантонов.


Да, тот самый Франкский кантон. Помните? В 1929 году у его жителей ещё есть силы протестовать. Но это временно.

2 ноября 1930 г. Нижне-Волжский крайком ВКП(б) в целях «подтягивания отстающих районов по хлебозаготовкам» принял решение об организации «краевого социалистического штурма отстающих районов"» Для проведения «штурма» организовывались «штурмовые бригады» в количестве 15 – 20 человек (партийный и комсомольский актив, «лучшие колхозники»). В АССР НП было создано свыше 150 штурмбригад, представлявших собой, по сути дела, продотряды 1919 – 1920 гг. Действия штурмбригад, выполнявших взятые на себя «революционные самообязательства», существенно ужесточили хлебозаготовительную кампанию, привели к новому всплеску насилия и беспредела.

Больше всего досталось единоличникам, против которых был направлен главный удар штурмбригад. Вынужденные обеспечить себе и своим семьям хоть сколько-нибудь сносное существование, стремясь избежать дискриминации, третирования, морального и физического террора со стороны партийных, советских, хозяйственных органов и штурмбригад, единоличники вновь пошли в колхозы. Началась «вторая волна» коллективизации. До конца 1930 г. в колхозы вступило свыше 30 тыс. единоличников.


Характерно, что к этому времени в Германии уже были созданы и действовали штурмовые отряды НСДАП, более известные под своей аббревиатурой СА (от SA - Sturmabteilung). Это именно по цвету их рубашек нацистов по сей день именуют коричневыми - хотя ни вермахт, ни СС в целом не использовали униформы этих цветов, за исключением отдельных подразделений.


Гитлер в окружении штурмовиков СА на Дортмундском ралли. Офицеры вермахта в сером толпятся позади.

Что же штурмовали в поволжских деревнях в начале 30-х годов? Обратимся к документу.

Письмо инструктора орготдела президиума ВЦИК Миха заведующему орготделом Н.Ф. Новикову о положении в Еланском районе Нижне-Волжского края
12 марта 1933 г.


Арестовывают и обыскивают все, кому не лень: и члены сельсоветов, и уполномоченные, и члены штурмовых бригад, и вообще всякий комсомолец, всякий, кому не лень. А действительные виновники расхищения также не отстают, проявляют свою активность в обысках, отводя этим от себя всякие подозрения. За этот год осуждено судами в районе 12 % хозяйств, 4 % трудового населения, не считая раскулаченных, высланных хозяйств, оштрафованных и т.д. По подсчетам бывшего здесь помощника краевого прокурора Васильева, за год репрессировано 15 % взрослого населения. Если к этому прибавить, что за последний месяц исключено из колхозов в районе около 800 хозяйств, а в отдельных колхозах до 22 % колхозников («Новый путь»), то масштаб репрессивных методов в районе будет ясен.

К этому нужно добавить, что в отдельных сельсоветах (Вязовка) за одну ночь арестовывают сразу всех имеющихся налицо без различия 30 трудоспособных, в самой Елани один уполномоченный за пять дней производит 57 обысков, причем имеются массовые случаи присвоения имущества производящими обыски должностными лицами (Елань, Вязовка и т.д.). В Елани производят обыск у нарсудьи Сайкина (конечно, ничего не находят!), в Петровском исключают из колхоза и лишают усадебной земли старика, отца трех членов партии, из которых один — политработник войск ОГПУ на Дальнем Востоке, другой служит в Особой Дальневосточной армии, а третий — инструктор райкома ВКП(б) Чернущенко и т.д. В некоторых местах просто издеваются: в Б. Морце член бригады содействия милиции Максиков вызывает к себе по засыпке семян беднячку Пивоварову, не могущую к нему явиться за отсутствием валенок. Он посылает ей свои валенки, та немедленно приходит, и тот — Максиков — снимает с нее валенки и заставляет ее пойти домой по снегу босиком.

Я выяснял в эти дни в Хутор-Морецком сельсовете, что у имеющихся там 119 единоличников было 18 лошадей, и решительно всех 18 лошадей за февраль забрали у них и передали колхозам.

«Единоличник — враг советской власти, поэтому с ним можно все сделать», — таково мнение сельских работников, хотя среди этих единоличников имеются безусловно трудовые крестьяне, например, Логинов Левон Лукьянович. Что этот Логинов — честный трудовой крестьянин, подтвердили даже секретарь ячейки, председатель сельсовета и предколхоза, но все-таки у него лошадь забрали для того, чтобы он не мог сеять. Этот Логинов — 70-летний старик, в 1932 г. полностью выполнил план хлебозаготовок (28 пуд.), засеял осенью больше 2 га ржи, вспахал под зябь 3 га, на которые засыпал уже семена в общественный амбар, хочет весной посеять 5 га. Все это подтверждает сельское руководство, но ему все-таки мешают сеять, забирают у него лошадь и сено и срывают сев. Вместо того чтобы действительно нажать на единоличника-саботажника и помочь, поощрять таких, как Логинов, стригут всех под одну гребенку.

Насколько все единоличники без исключения терроризированы, доказывает то, что в Б. Морце единоличник, полностью засыпавший семена, приходит к председателю РИКа т. Фомичеву и просит его выслать из края на Север, т.к. все равно житья не будет.

Показательно прилагаемое при сем заявление 16 единоличников Александровского сельсовета, которые сами просят о высылке их из пределов края. А ведь высылка должна быть для них, не считая расстрела, высшей мерой наказания!

Массовая работа в полном загоне. Есть только один вид «массовой работы» — штурм, причем в это слово вкладывается определенное содержание. «Штурмуют» семена, заем, паи в кооперацию, вербовку коров, выход на работу и т.д. Без «штурма» ничего не делается, для этого создается штурмовая бригада в составе: уполномоченного района, члена сельсовета, бригадира и пары колхозников. «Штурмуют» ночью: от 9—10 часов вечера до утра. Штурм заключается в том, что при штурмовой бригаде, сидящей в одной избе, имеются 2 исполнителя, вызывающие поочередно не выполнивших то или другое обязательство колхозников, и бригада уговаривает их выполнить. Те отказываются, их выпускают, вызывают другого, и так «штурмуют» весь список, закончив список, начинают снова с самого начала. Таким образом, «штурмуют» одного человека за ночь несколько раз. То же повторяется и в следующую ночь.



С ком. приветом Мих

Приложение: Копия заявления 16 граждан Александровского сельсовета.

ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 141. Д. 1521. Л. 29—15. Подлинник. Автограф.

Это - всё тот же Нижне-Волжский край, в состав которого входила АССРНП. Вот так крестьян (в том числе немецких) убеждали в преимуществах колхозного строя. Как говаривал мой преподаватель по римскому праву, колхоз - дело добровольное: хочешь - вступай, не хочешь - корову отберём.

Центр признал первенство АССР НП в осуществлении коллективизации лишь спустя почти два месяца, когда процент коллективизации здесь достиг наивысшего по СССР уровня – 95 %, о чём и было официально объявлено. Таким образом, руководителям АССР НП всё же досталась сомнительная слава победителей в «борьбе за осуществление сплошной коллективизации в СССР». На 1 августа 1931 г. уровень коллективизации составил 98,7 %, к осени в большинстве кантонов он достиг 100 %.

Расплата за эту победу оказалась вполне предсказуемой.
Tags: голод, немцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment